Автопром и московский консенсус


Автопром и московский консенсус

На один день пришлись две новости, касающиеся нашего автопрома. Компания Opel не достанется Сбербанку и канадской Magna (это повлияет и на формат сотрудничества с Opel нашего ГАЗа), а Renault может получить контроль над АвтоВАЗом. Выглядит как поражение России: купить не смогли, вместо этого продаем. Но, скорее всего, это только видимость поражения.

Организатор сделки по покупке Opel – правительство Германии не меняло своего отношения к ней. Просто корпорация General Motors удачно провела реорганизацию и более не заинтересована в продаже актива. Что касается АвтоВАЗа, то не будем забывать, что Renault привлекла в Тольятти именно госкорпорация «Росвооружение». И дела у Волжского автозавода шли неплохо, на 2009 год планировался рекордный, до 1100 тыс. рост производства автомобилей.

Кризис смешал карты. Но соломка подстелена – есть Renault. Не будь «Росвооружения», не была бы ликвидирована выморочная схема перекрестного владения акциями автозавода, не было бы и иностранного инвестора. Что касается контроля, который он может получить, то это не слишком большая цена за реальный шанс спасти автозавод. И получить на своей территории не отверточную сборку или «сборку плюс» (с некоторой степенью локализации), которую пока что создают у нас иностранные автомобильные компании, а производство полного цикла.

Государство, чьим агентом является «Росвооружение», выступило, таким образом, в естественной для себя роли, подготовив условия для инвестора. Но оно этим не ограничится. Уже объявлено, что государство «берет на себя расчистку долгового бремени, решение социальных проблем, связанных с трудоустройством и созданием новых рабочих мест для решения проблем АвтоВАЗа ». Однако остается, похоже, открытым вопрос о том, каким именно образом будут создаваться эти рабочие места. Попробуем поискать на него ответ.

Тольятти мог бы стать местом эксперимента по использованию советского (и китайского) опыта прямого государственного инвестирования в производство. В общем-то, такой эксперимент отчасти уже идет в форме финансирования госкорпораций, того же «Роснано». Однако статус госкорпораций вызывает вопросы, в том числе у президента страны. Логичнее было бы создавать акционерные компании со 100-процентным участием государства.

Мы не можем рассчитывать на крупные частные инвестиции. Та же Renault готова делиться технологиями, но не деньгами. Российские инвесторы решают свои проблемы. Весьма вероятно, что государство является в такой ситуации единственным возможным инвестором.

Помешать такому решению может только поклонение нормам «вашингтонского консенсуса». Но отказаться от него не так уж трудно, если учесть, что так поступили уже и сами его демиурги. Вот что писал еще десять лет назад Джозеф Стиглиц : «Обычно государственные организации не могут обеспечить эффективные стимулы и часто устанавливают разнообразные дополнительные ограничения. Если же эти проблемы решаются эффективно и государственные предприятия начинают действовать в конкурентной среде, различия в функционировании государственных и частных предприятий уменьшаются…

Опыт Китая и Российской Федерации наиболее ярко демонстрирует, что конкуренция более важна для успешного экономического развития, чем форма собственности».

Да, Стиглиц имел в виду не прямые государственные инвестиции в создание новых производств, а то, что не нужно слишком увлекаться приватизацией. Но что мешает самим сделать следующий шаг? Важна конкуренция, то есть нам нужно много разнообразных по технической специфике предприятий, а кому они принадлежат, государству или предпринимателю, вопрос второй. Да и природа крупной современной акционерной капиталистической корпорации уже не предпринимательская. Тот же General Motors, пройдя в первом полугодии через процедуру банкротства, теперь контролируется правительством США. В свою очередь, уроки другого банкротства – промышленности СССР – должны быть изучены, но само по себе оно не является свидетельством неэффективности государственной формы собственности как таковой.

Для решения проблем города-автозавода на Волге могла бы быть создана, например, государственная акционерная «Корпорация развития промышленного района Тольятти», которая бросила бы вызов не только безработице и стагнации, но и китайскому автопрому. Государственная форма собственности, кстати, не исключает иностранного менеджмента. И она гораздо привлекательнее для иностранных инвестиций – когда такая компания встанет на ноги. Это станет возможно, если мы заменим «вашингтонский» и пришедший ему на смену неформальный «пекинский» консенсусы своим, московским согласием относительно того, что нам нужна современная индустрия.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.