Б. Соколовский: цена — не единственная проблема в газовых контрактах


Б. Соколовский: цена — не единственная проблема в газовых контрактах

 28 июня в Москве состоялась рабочая встреча председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера и Министра энергетики и угольной промышленности Украины Юрия Бойко. Детали переговоров не уточняются. Подобные переговоры будут проходить в ближайшее время все чаще. О перспективах следующих переговоров и будущие альтернативы Украины в газовом вопросе, в эксклюзивном интервью УНН сообщил бывший уполномоченный Президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности, эксперт Богдан Соколовский.

— Богдане Иванович, какого результата можем ожидать от «газовых переговоров», можно ли ожидать изменения контракта, заключенного при правительстве Тимошенко?

 — Переговоры будут носить, скорее всего косметический характер. Честно говоря, хотелось, чтобы они завершились с каким-то результатом, но сомневаюсь на этот счет. Российская сторона не имеет реальных мотивов для серьезного, существенного пересмотра газовых контрактов. В данном случае речь идет о формации сотрудничества, которое существует уже много лет, а не только о контрактах 2009 года. Но украинская сторона видимо уже понимает, что россияне неуступчивые в своих намерениях, действиях и о самих условиях сотрудничества. Поэтому мне кажется, ни о чем конкретном не договорятся, чем было уже договорено. Если же договорятся, то это будет означать серьезные стратегические уступки с украинской стороны, которые не имеют никакого отношения к газу. К сожалению, я такого мнения, и дай Бог, чтобы я ошибся. Но мне кажется, что не будет договорено по справедливости. 

— Объясните о каких именно существенных уступках с украинской стороны идет речь, какие это могут быть уступки?

 — Я думаю, что этого объяснить точно сегодня никто не может, так же как невозможно было объяснить «перед Харьковом» (Харьковские соглашения 2010 года о продлении пребывания ЧФ РФ на территории Украины. — Ред.), что будут собственно уступки те, на которых приоритетные настаивала российская сторона, то есть на флоте. Газ и флот смешались. 

 Сегодня россияне декларируют несколько таких своих задач по Украине. Например, мы знаем интерес России к украинской ГТС, мы знаем интерес к нескольким предприятий стратегического назначения, которые ничего общего с газом не имеют. И в конечном счете, в общем, это означает, что есть интерес россиян держать Украину в таком ошейнике, грубо говоря, держать в зоне своего влияния. Они это не скрывают, они называют, что это зона национальных интересов. В этой области возможны маневры. 

 Действующая власть в Украине уже давно поняла, что делай уступки, не делай уступки, а стратегия русская не меняется. Россияне держатся своей линии, своей стратегической линии поведения. Это нормально, дай Бог, чтобы наши чиновники так держали. 

— Снижение цены на газ для Украины возможно?

 — Я считаю, что не только цена является приоритетом для нас, есть много других положений контрактов, которые в корне надо менять. Контракты надо переписывать полностью. От них вообще надо отказываться, при новых обстоятельствах, за новым реалиям. Что касается принципиальных для нас изменений, положительных для государства изменений в контрактах, то они возможны только в обмен на уступки украинские, такое будет. 

— Цена на газ не главная, может идти речь об изменении формулы расчета за газ, возможно ли изменение формулы?

 — Если менять формул, то это лишь один из аспектов, который надо менять. Действительно, существующая формула нам не приемлема, она для Украины не является честным, ее надо менять на более прозрачную и справедливую. Пока не назывались реальные предложения по формулам лучших по уже существующим. 

 Договаривались вроде заменить в формуле параметр газа на параметр угля, вместе никто не назвал, по какой цене будут вычислять и каков удельный вес параметра угля в формуле должен быть. Также никто не сказал, это уголь по цене украинского внутреннего рынка, или внешнего. Вместе с тем я повторяю: формула и цена — это не единственные проблемы, существующие сегодня в контрактах. 

— О каких еще проблемах может идти речь и что изменится в случае их решения?

— Например, срок действия контрактов. Многие европейские страны добиваются сокращения действия контрактов, в связи с появлением новых обстоятельств. Также важный момент — обязательные объемы отбора, которые в контрактах применены достаточно четко. Украина, по принципу «бери или плати», должно отобрать конкретное количество газа. Пока это положение существует, реальной мотивации рынке, я имею в виду, мотивации для компаний, желающих добывать украинский газ (сланцевый или угольный метан, или развивать уже устаревшие наши скважины), не будет. Ибо каждая компания сразу задумывается: мы вкладываем деньги, а куда мы с тем газом пойдем?

Пока экспортировать газ за пределы Украины нельзя, а если Украина вынуждена будет отобрать, условно говоря, 36 или 40 миллиардов кубометров газа, либо заплатить за него, не отнимая, то что должны делать те компании, которые осваивают дополнительные объемы добычи внутреннего газа? Как только эта норма в контракте будет отменена (уменьшенная), совсем иначе будет и с привлечением инвестиций в альтернативную добычи энергоносителей.

— Существенные изменения формулы, цены и других условий к 2019 году Россия не имеет мотивации делать. Существенных изменений не будет.

 Кроме того, могут быть косметические изменения. Результаты договоренностей будут сводиться к тому, что мы-то договариваемся и договариваемся, а между тем каждый месяц надо платить деньги, и каждый месяц нам записывают в долг так называемые «Харьковские скидки», которых в действительности не было. Это было отсрочкой части оплаты. 

— Придется, конечно, эти суммы платить до 2019 года. Одновременно занимаясь, в первую очередь, экономией потребления газа и развитием собственных альтернативных источников.

 Дело в том, что реально, если сегодня заняться сланцевым газом, метаном, или даже реновацией старых скважин или шельфом, на это нужны годы. Чтобы выйти на промышленную добычу нужны многие годы. Именно 7-8 лет, когда будут завершаться ныне существующие контакты. За 7-8 лет реально достичь конкретного результата в сфере промышленной добычи альтернативных источников, но здесь нужна воля государства. Инвестору нужно создать государственную мотивацию. Государство, во-первых, через бюджет, во-вторых другими способами должно создать мотивацию чтобы разработать свои собственные залежи и таким образом получить очень серьезный аргумент для последующих переговоров по контрактам с Россией. Метод должен быть: или берем газ на таких условиях, которые являются справедливыми, которые Украине подходят, или не принимаем, у нас есть возможности обойтись без него. 

 Приоритет номер один — это экономия. В 2019 году нам еще нужно будет не более 30 максимум 40 миллиардов кубов газа, учитывая все наши потребности. Реально такую экономию можно достичь за 6-8 лет, но не за год, не за полгода Это реальные вещи, на которые нужно смотреть открытыми глазами. 

— До какой суммы может дойти цена? Как на это отреагирует экономика Украины?

— Экономика Украины будет реагировать обратно пропорционально росту цены. Которая действительно может вырасти под 500 долларов. Это реально. Экономика Украины будет до тех пор находиться в шоковом состоянии от цены на газ, пока она не переживет радикальное реформирование с целью уменьшения объемов потребления или также местами и реструктуризации. Этот путь проходили многие страны. Есть такие сферы и предприятия, которые нужно перепрофилировать, на другой вид продукции, на другое сырье и отказаться от газа полностью, при этом сохранить рабочие места и сохраняя техническую и все же школу, которая была ранее. Потому что у нас экономика на сегодня, к сожалению, является осколком бывшей имперской советской экономики, от этого надо отказываться. Это надо было делать еще в 92-93 годах, ну а раз не сделали тогда, то надо делать когда-то, чем раньше, тем лучше.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.