Денежный станок и эгоистическая экономика


Денежный станок и эгоистическая экономика

Альтернативы эгоистической экономике не видно, кроме как еще более эгоистическая экономика: мутация, которая принесет какие-то временные “заплатки” на агонизирующую “старую” экономику, построенную на кредитах. Значит это не лечение, а лишь облегчение симптомов.

Природа современной экономики вынуждает, например, определять цену нефти и газа на рынке не на основе экономической коньюктуры, а исключительно для того, чтобы поддержать инвестиционный и потребительский спрос. Потому что в условиях неопределенности инвестиции являются, может быть, единственным способом сохранить экономику в ее настоящем виде.

Посмотрим на рынок труда. Ситуация, при которой огромное количество производственных мощностей выведено на аутсорсинг в страны с более низкой стоимостью рабочей силы, привела сегодня к тому, что европейская экономика, из-за торгового дисбланса, то есть преобладания импорта над экспортом, перешла на сервисную основу и находится перед лицом тяжелейших проблем. Мы их пока не очень ощущаем из-за пущенного на полную мощность денежного печатного станка.

Однако скорость падения не замедляется. Поэтому начинают пересматриваться многие постулаты, казалось бы, незыблемой экономики потребления, в сторону искусственного сокращения потребностей, говорят об ее направлении в сторону базовых потребностей человека. Уже становится ясно, что такое количество автомобилей нам не нужно, не нужна и большая их мощность, не нужно такое количество жилья, такое количество предметов домашнего обихода.

 Население стареет, рождаемость уменьшается, и мы уже столкнулись с проблемой, когда каждый доллар, вложенный в здравоохранение, на следующий год приводит к увеличению расходов в два раза. Потому что продолжительность жизни, ее увеличение – это дополнительные социальные затраты. Как разорвать этот круг, никто не знает, вот и пытаются реконструировать эгоистическую экономику, ставя заплатки, но не меняя ее суть. А сколько может проехать на заплатках машина? Да и кто рискнет гнать машину, колеса которой все в заплатках? Давайте еще посмотрим, какая хищная она, эта экономика потребления. Почему мы оказываем гуманитарную помощь?

Потому что это товар, который у нас уже никому не нужен. И тогда он едет в Африку, например. Еще пример: рост безработицы – это, конечно, плохо, скажете. Правильно, но не совсем так уж и плохо. Ведь в материальном смысле в европейских странах и в Америке безработный не оказывается сильно ущемлен в потреблении, это не выгодно экономике излишеств. Никто не сошел с ума, чтобы заставить его перестать быть потребителем, поэтому все социальные программы так устроены, чтобы он продолжал оставаться им.

 Экономика потребления и информационное пространство, которое в ее интересах было создано, отучают человека думать, поэтому для того, чтобы понять, что мы нуждаемся в серьезнейших переменах в собственной жизни, необходим кризис экономики излишеств. Такой кризис, который бы не поддавался латанию дыр, как это происходит сейчас. Глобальный кризис. И он не за горами. Не просто так мир стал глобален. Не просто так.

 Не лучше ли отказаться от экономики потребления излишков хотя бы потому, что она действует словно наркотик: когда в нее втягиваешься, то остановиться невозможно? И создать экономику, основанную на производстве товаров, жизненно необходимых для обеспечения нашего тела? И что дальше? А далее то, что все свободное от производства излишков время мы бы наполняли свои духовные потребности! Стремление сформировать новые потребности придут из разочарования старыми, когда почувствуем, что экономика излишеств перестала удовлетворять, наполнять.

Но сейчас еще на дворе время торжества телесных потребностей, поэтому вопросы страдания духа, в лучшем случае, игнорируются, или отметаются. Звучит риторически, однако мы буквально потребляем нашу жизнь, то есть используем ее, растрачиваем на погоню за телесными удовольствиями, оставив важнейшую составляющую нашей жизни – нашу душу — неудовлетворенной. Допустим, но здесь уместно задать вопрос: если альтернативой обществу потребления должна стать духовность, то откуда возьмется мотивация к этому? Такой мотивацией к переменам станет отчаяние, разочарование в экономике потребления, в ее постоянных проблемах и кризисах.

То, что ситуация уже созрела, для многих понятно, но вот сам вид альтернативы непонятен и оттого не воспринимается. Духовность относится к другой сфере человеческих взаимоотношений, когда ты видишь разницу между тем, что хорошо и что плохо для ближнего, не для себя. Просто мы должны согласиться, что пройден тот барьер, когда все технические заморочки, вводимые в наш обиход обществом потребления, вели к комфорту нашей жизни. Мы ощущаем себя в некоей самонедостаточности, пребывая в ощущении только своего “ я”. Поэтому вопрос мотивации не актуален для тех, кто считает духовность целью такой важной и значимой, что уже готов или начал движение к ее осуществлению.

Экономику заплаток может заменить экономика базовых потребностей, удовлетворяющая нужду человека, его необходимость в самом насущном для жизни, и на это у природы нет недостатка. А весь человеческий разум, интеллект, должен быть направлен на соединение с людьми, изменение эгоистических отношений между нами, на заботу и любовь к другим. В этом предназначение человека.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.