Информационное агентство «ТПП-Информ»


Информационное агентство «ТПП-Информ»

Если вы закрываете публичный дом, то совсем не обязательно сжигать на кострах красоток – они еще пригодятся в праведной жизни…

Да простят меня мои друзья-физики, но нынешняя ситуация с ядерным разоружением напоминает как раз закрытие такого дома. Но что же делать с «девочками»?

Атомную бомбу просто так не «вышвырнешь на улицу»: слишком много желающих ею овладеть, а среди них в основном всевозможные преступные режимы,  у которых склонность к насилию и преступлениям преобладает над всеми остальными эмоциями. Так что «красоток» нужно охранять, беречь, холить и лелеять.

А неужели их нельзя использовать на общее благо?

И вот тут уже пора говорить серьезно…

Одна из великих ошибок ХХ века – полное запрещение ядерных взрывов! И пора уже в этом не только признаться, но и попытаться исправить эту ошибку.

Два великих ученых и конструктора, до недавнего времени противостоящие друг другу в холодной войне, призывают сделать это.

Слово Эдварду Теллеру, физику-теоретику, создателю термоядерного оружия в США:

«Мне представляются весьма конструктивными эксперименты, предполагающие использование ядерных взрывчатых веществ, когда открыто объявляются цели эксперимента и ожидаемые результаты. Особенно я хотел бы подчеркнуть, что подобные эксперименты могут служить важным мирным научным целям. Соответствующую часть  планируемой работы я назвал «инженерной географией». Ее примером является строительство каналов и гаваней. В качестве следующего примера я привел бы интереснейшую работу, проведенную в России: тушение пожаров в зонах газопроводов путем перекрытия газового потока подземным взрывом».

И вот мнение главного конструктора ядерного оружия академика Б. В. Литвинова: «В американской литературе в качестве реперной точки мирного использования ядерных взрывов считается доклад Вышинского в 1949 году на Генеральной ассамблее ООН, когда он заявил о том, что произведенный в СССР ядерный взрыв 29 августа 1949 года будет служить промышленным целям. С помощью таких взрывов – я цитирую почти дословно! – будут прокладываться каналы, извлекаться полезные ископаемые, и атом таким образом станет служить на благо народам. И Вышинский от имени Советского правительства призывает США раскрыть секреты и совместно начать использование ядерных взрывов для промышленности… Думаю, что это была мысль Курчатова. Его идеи. А потом прошла первая Женевская конференция. Кстати, она очень интересна своей откровенностью с нашей стороны. А в основе всего –Игорь Васильевич Курчатов. К нему доверие у правительства было столь велико, что его мнение становилось решающим. Он говорил «можно», и никаких возражений не возникало. А Курчатов размышлял о будущем много, умел предвидеть развитие событий. В том числе и о мирном использовании ядерных взрывов. Идею эту поддержал и развил Евгений Иванович Забабахин – у него есть даже «Записка» по этому поводу «наверх». Ефим Павлович Славский, наш министр, был большим сторонником этого направления – по его идее осуществлен проект озера Чаган. Не скрываю, я тоже всячески поддерживал эту программу работ, развивал ее, считал, что мы идем в правильном направлении».

Истины ради следует сказать, что США были пионерами не только в создании ядерного оружия (и мы постоянно их догоняли!), но и в мирном использовании ядерных взрывов. В 1953 году президент Эйзенхауэр предложил программу «Атомы для мира», и в ней развивались, в частности, идеи о прокладке нового Панамского канала. Но и не только его! Программа промышленного использования ядерных взрывов «Плаушар» предусматривала создание емкостей для хранения нефти и газа, а также промышленных отходов, подземную перегонку горючих сланцев, выщелачивание медной руды. Первый взрыв «Гном» по этой программе был произведен в декабре 1961 года, а последний – «Рио- Бланко» – в 1971 году. После этого программа «Плаушер» была сначала законсервирована, а затем и закрыта. Как признаются американские атомщики, основная причина этого в том, что отпала необходимость в строительстве нового Панамского канала. А ведь первые эксперименты – их было проведено шесть! – дали  хорошие результаты. По проекту предполагалось провести сотни взрывов.

Но была еще одна причина запрета этих работ. После 1965 года в СССР новые ядерные технологии начали очень быстро развиваться. В общей сложности было проведено 128 ядерных промышленных взрывов. Эффективность большинства из них была потрясающая: достаточно сказать, что была проведена глобальная геофизическая разведка всей Сибирской платформы (обычными способами на это потребовалось бы много десятилетий), созданы хранилища в соляных пластах для газового конденсата, погашены аварийные газовые и нефтяные фонтаны и так далее. Но самое главное: в Федеральном ядерном центре на Урале было создано специальное ядерное устройство для промышленных работ. У него было много особенностей, но основное – «чистота», то есть резко снижалась возможность радиоактивного заражения.

Однажды мы разговаривали с академиком Евгением Николаевичем Аврориным об этом ядерном устройстве. Под его руководством оно было создано. И я напрямую спросил его: «Вы можете гарантировать полную безопасность промышленных подземных взрывов?». И ученый ответил коротко: «Конечно. Технология у нас отработана и она абсолютно надежна!».

Академики Е. Н. Аврорин и Б. В. Литвинов вместе работали над программой промышленного использования ядерных взрывов. Они убеждены, что мощная энергия обязательно должна использоваться во благо людей. И такие возможности есть. Причем подчас они выглядят экзотически, в примеру, создание системы защиты Земли от астероидов.

Да, Атом принес человечеству немало бед. Но дистанция от Хиросимы до Чернобыля уже пройдена. Появился жестокий опыт. И его тоже следует использовать во благо. Если кто-то попадает в автомобильную аварию, не следует сразу же запрещать езду по городу. У каждого явления две стороны. Атомная бомба – не исключение. Свою зловещую сторону она уже показала. Зачем же скрывать другую, способную помочь людям?! Конечно, в том случае, если человек останется «человеком разумным»…

 Я спросил академика Б. В. Литвинова: «Можно подвести главные итоги работ по промышленным ядерным взрывам?».

Он ответил:

– Мы провели 128 взрывов, из них два – на выброс, один – на вспучивание: попытка создания плотины, а остальные – камуфлетные, то есть подземные и на больших глубинах.

– Говорят, что вы «перезаразили» всю страну?!

– Неужели мы враги сами себе?! Везде велось наблюдение, причем очень тщательное. И до сих пор осуществляется контроль во всех местах работ. Скажу прямо: пять взрывов было неудачных, где фиксировались выбросы. Но дело в том, что с таких глубин выбросы очень малы, они составляют приблизительно  один процент от общей активности. Так что кампания о «грязи» в отношении промышленных взрывов несерьезна, она спекулятивна и носит чисто политический характер. К науке это никакого отношения не имеет.

…ХХ век оставил нам в наследство немало великих достижений науки и техники. Можно по-разному оценивать их, но они существуют, а потому требуют к себе внимания. От того, как человечество распорядится этим богатством, зависит судьба нового столетия. И наша с вами, и наших детей и внуков.

При перепечатке материалов ТПП-Информ ссылка на интернет-издание обязательна.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.