Константин Кернац: Схемы опустошения карманов граждан всего мира в пользу небольшого количества хозяев банковской и финансовой систем мира


Константин Кернац: Схемы опустошения карманов граждан всего мира в пользу небольшого количества хозяев банковской и финансовой систем мира

В этой статье, на примере становления и последующей деятельности инвестиционного банка Goldman Sachs(1), мы попытаемся показать читателю, как из карманов налогоплательщиков, простых инвесторов и небольших финансовых структур всего мира, буквально с их полного согласия, изымаются денежные средства в пользу небольшого количества семей, стоящих у руля мировой финансовой и инвестиционной системы.

Перейдем к вопросу о том, как происходило становление и дальнейшая деятельность банка Goldman Sachs. В 1869 эмигрант из Германии Маркус Голдман основал в Нью-Йорке инвестиционную компанию. Вот как описывается история создания компании на сайте brandsinfo (знаменитые бренды – история создания): «Компания Goldman Sachs была основана в 1869 году немецким иммигрантом евреем Маркусом Голдманом. Компания заработала свою репутацию, начиная с работы с деловыми бумагами предпринимателей, и была приглашена присоединиться к Нью-йоркской фондовой бирже в 1896 году. Приблизительно в 1885году к Голдману присоединяется его зять Самуел Сакс, и таким образом компания получила современное название» (.http://www.brandsinfo.ru/goldman_sachs.html) Сегодня головной офис Goldman Sachs (в дальнейшем G&S) находится в Нью-Йорке (район Южного Манхэттена, Брод Стрит 85). Офисы  G&S находятся также в таких ведущих финансовых центрах,  как Лондон,  Бостон,  Чикаго,  Майами, Даллас,  Лос-Анджелес,  Сан-Франциско,  Франкфурт,  Цюрих,  Париж,  Сан-Паулу, Бангалор, Мумбай, Гонконг, Пекин, Мехико, Сингапур, Солт-Лейк-Сити, Сидней, Дубай, Мадрид, Милан, Калгари, Мельбурн, Окленд, Сеул, Токио, Тайбэй, Москва, Телль-Авив, Торонто и Монако, т.е., практически по всему миру.

Основную идеологию своей деятельности по созданию финансовых пузырей, а точнее финансовых пирамид, G&S разработал и внедрил впервые в 20-х  годах во времена «великой депрессии» в США. Главным финансовым инструментом в работе с инвесторами был «инвестиционный траст». Трасты, похожие на нынешние взаимные фонды, брали деньги у крупных и мелких инвесторов, и (по крайней мере, в теории) инвестировали их в ценные бумаги Уол Стрит, при этом, особо не распространяясь, в какие именно. Обычный клиент мог вложить свою десятку или сотню долларов и чувствовать себя при этом серьезным игроком. Инвестиционные трасты в свое время вовлекли целое поколение простых людей в спекуляции для того, что бы в конце оставить их и без денег и без надежды на будущее.

Устанавливая схему, которая впоследствии станет повторяться вновь и вновь, G&S позднее других влез в инвестиционно-трастовое дело, чтобы всех превзойти. Первым проектом стало создание дочерней Голдман Сакс Трэйдинг Корпорэйшен, выпустивший миллион акций по 100 долларов за штуку, купивший за собственные средства 90% из них и затем продавший жаждущей публике по $104 (одноразовый заработок составил $3.600.000 – огромная сумма по тем временам). После этого корпорация снова выкупала собственные акции, поднимая их курс выше и выше, зарабатывая все больше и больше. Позже компания продала часть своих активов и основала новый траст, Шенанду Корпорэйшен, выпустив миллионы акций этого фонда, которые снова использовала для создания нового фонда — Блю Ридж Корпорэйшн. Таким образом, головная компания уходила от ответственности перед инвесторами. Каждый из фондов был фасадом бесконечной инвестиционной пирамиды: Голдман прятался за Голдманом, скрывающимся за Голдманом.  Из 7.250.000 акций Блю Ридж 6.250.000 принадлежали Шенанду Корпорэйшен, который, в свою очередь, принадлежал Голдман Сакс Трэйдинг Корпорэйшен.Трастовая компания — компания, специализирующаяся на операциях по доверительному управлению имуществом, портфелем ценных бумаг или наследством.

Общий траст-фонд — фонд, учрежденный банком или трастовой компанией для коллективных инвестиций мелких капиталов, переданных в доверительное управление. В идеале планировалось собирать деньги мелких инвесторов для осуществления крупномасштабных мероприятий (строительство дорого, портов, освоение новых месторождений и т.д.). На практике практически в 50 случаях из 100 этими методами осуществлялись махинации типа МММ.

Трастовые операции — доверительные операции, проводимые на основе доверенности от лица (учредителя управления), поручившего и уполномочившего выполнить операцию за него.

В конце концов, получилась цепочка займов, в которой каждый последующий зависел от предыдущего. Основная идея проста. Вы берете доллар и занимаете еще девять, потом берете фонд с этими десятью долларами и занимаете 90, потом к этим ста долларов берете еще 900. Если фонды начинают терять в цене, вы быстро теряете все деньги и больше не можете расплачиваться с инвесторами. Все пропало. Но вся проблема в том, что головной офис (верхушка пирамиды) не отвечает по долгам нижестоящих, а все денюжки, в виде дивидендов, давно ушли наверх. Нельзя забывать и такой закон, что «если где то убывает, то соответственно где то прибывает», то есть убывало  у всех инвесторов, доверивших свои деньги и имущество в доверительное управление корпорации Голдмана, которая всех их просто обобрала и стала мультимиллионером.

В главе из книги «Великий крах 1929 года» под названием «Мы верим в Голдман Сакс», известный экономист Джон Гелбрейт(2) приводит в пример Голдмановские трасты как классику заемного безумия. По его словам, трасты стали главной причиной исторического краха, в сегодняшних деньгах потери банков составили 475 миллиардов. «Трудно не удивляться масштабу воображения, приведшему к этому титаническому безумию» — пишет Д. Гелбрейт.

Согласно исследованиям многих аналитиков G&S несет основную вину за создание более 5 финансовых, топливно-энергетических и продовольственных кризисов мира и планирует создание следующего финансового кризиса за счет нового финансового пузыря (пирамиды) на «лимитах» по выбросам в атмосферу. Опираясь на мнения многочисленных экономистов, аналитиков и финансистов, американский журналист Мэтт Тэйби  (Matt Taibbi)(3) в своей статье под названием  «Голдман Сакс – история создания пузырей» (The Great American Bubble Machine), с подкупающей откровенностью открывает все способы и методы изъятия денег от законопослушных налогоплательщиков  в карманы банкиров и менеджеров G&S. (http://www.correntewire.com/great_american_bubble_machine_0 )

Вернемся немного в историческое прошлое. После «великой депрессии» 29г. прошлого века, в США были разработаны и приняты законы, регулирующие  финансовую, биржевую и страховую деятельность, призванные не допустить повторения таких потрясений и ограничивающие поле деятельности банкиров. В соответствии с этими правилами были созданы и функционировали государственные контролирующие органы,  обладающие огромными полномочиями и рычагами для предотвращения нарушений – вплоть до закрытия корпораций. Начиная с середины 70-х годов под давлением банкиров (путем лоббирования банковскими структурами в органах власти своих интересов) многие правила были пересмотрены в сторону облегчения входа банковских структур на биржу и в страховую деятельность, исключения некоторых видов деятельности из числа контролируемых государством. Все это способствовало созданию многомиллиардных финансовых пирамид, которые привели к кризису 90-х годов по IPO (обвалу индексов на всех мировых биржах). Все это стало возможным, когда в администрацию Б. Клинтона на должность руководителя Национального Экономического Совета, а позже — министром финансов пришел бывший Гольдманец Роберт Рубин под руководством которого еще в 70-х годах был создан кризис. Его кредо было то, что финансовые рынки слишком зарегулированы правительством и нуждаются в освобождении. За время его министерства Белый дом сделал несколько резких движений, повлиявших на всю мировую экономику. Если ранее для выхода на биржу компании должны были в течение пяти лет и иметь прибыль не менее трех лет, то, как говорит Джей Риттер (Jay Ritter), профессор финансов в Университете Флорида, специализирующийся на IPO, «В начале 80-х годов обычным было требование трех лет прибыльности. Потом — стали требовать один год, потом — один квартал. Во времена интернет-пузыря прибыли не требовали даже в обозримом будущем» и G&S прекрасно знали, что множество предлагаемых акций не принесут и десяти центов прибыли.

Сам механизм создания пузыря очень простой. С помощью манипуляций ценами вновь созданных компаний (т.н. Laddering(4)). Вот как работает это на практике. Допустим, вы  решили выставить свои акции на рынок и обращаетесь к G&S, которая определяет цену и количество акций к продаже, организует для вашего директора встречу с инвесторами, где у него есть возможность втирать им очки. Потом G&S предлагает своим лучшим клиентам возможность недорого купить акции новой компании, скажем по стартовой  цене в $15 в обмен на их обещание, что позже на открытом рынке они купят еще этих акций. Знание всего этого дает вам понимание ситуации и перспектив IPO, недоступное простому трейдеру. Вы знаете, что клиенты, купившие Х акций по 15, купят также У акций по 20 и 25, практически гарантируя, что цена дойдет до 25 долларов и возможно пойдет выше. То есть Голдман в состоянии поддомкратить курс этих акций, не забыв про свои 6-7% (от 500 миллионов, например — очень даже немало).

Еще одной любимой G&S практикой стало «продвижение» — иными словами взяточничество. G&S  предлагал менеджерам новых компаний акции по очень низкой цене в обмен на будущий бизнес по размещению их компаний на бирже. Затем банк занижал цену начального предложения, давая возможность инсайдерам войти по низкой цене и, в  течение первых дни получить прибыль. Вместо цены размещения акций компании в 20 долларов, банк предлагал директору компании миллион акций по 18 в обмен на будущее сотрудничество, практически отнимая деньги у новых акционеров.

Так однажды G&S сделал многомиллионное предложение CEO eBay Мег Уитмен, позднее вошедшей в совет директоров Голдман, в обмен на будущий бизнес. Согласно отчета Парламентского Комитета по Финансовым услугам за 2002 год, G&S делал специальные предложения менеджерам 21 компаний, включая основателя Yahoo! Джерри Янга и двух знаменитостей финансовых махинаций — Денниса Козловски из Tyco и Кеннета Лэй из Enron.  G&S  с этим отчетом не согласился, объявив его «искажением фактов». И буквально через несколько дней после этого заявления он вынужден был заплатить 110 миллионов по заведенному госрегуляторами штата Нью-Йорк делу о «продвижении» и других манипуляциях.  Как сказал тогда знаменитый Элиотт Спитцер(5), ставший позже лицом  похожим на генпрокурора, а с 2007 по 2008 Губернатор Нью-Йорка, «Продвижение горячих акций — не безвредная корпоративная практика, а часть мошеннической схемы в инвестиционном бизнесе».

Во многом благодаря этим практикам Интернет-пузырь и превратился в один из величайших финансовых катаклизмов в истории. 5 триллионов испарилось только на бирже Nasdaq. Но реальная проблема была не в деньгах, потерянных акционерами, а в деньгах, заработанных инвестбанкирами,  получавшими жирные бонусы. Вместо того, чтобы сделать вывод о неизбежном сдувании любого пузыря, банкиры поняли, что в наше время пузырь легче надуть чем когда бы то ни было. И чем больше и иррациональнее мания, тем больше бонусы.

Для G&S это было очень актуально. Между 1999 и 2002 компания выплатила 28,5 миллиардов зарплат и премий — в среднем 350 000 в год на одного сотрудника. Эти цифры важны, поскольку главным наследием интернет-бума стало понимание, что экономикой движет стремление к большим бонусам, возможным благодаря пузырям. И еще один важный постулат который надо вывести из всех этих махинаций можно сформулировать таким образом «Готовность общественности поклонятся деньгам — вот истинная причина, лежащая в основе всех изъянов банковской отрасли и экономики в целом. Пока общество это не поймет, случаи финансового мошенничества и обмана будут идти один за другим». И не беспокойтесь, банкиры найдут недостатки, как в законодательстве, так и в менталитете населения для создания следующей пирамиды – пузыря и в конечном итоге выплатят себе еще большие суммы в виде бонусов. Ну а тем кто проигрался в этом «казино» остается пенять только на себя и свою жадность.

Роль G&S в глобальном несчастье под названием «пузырь на рынке недвижимости» нетрудно отследить. Здесь повторился уже известный трюк со снижением стандартов, просто это были уже стандарты не IPO(6), а ипотеки. Десятилетиями ипотечные дилеры требовали от клиентов минимум 10% предоплаты, хорошего кредитного рейтинга и стабильного дохода. Для создания очередной пирамиды – пузыря нужен был новый продукт для лохов. И G&S придумал такой продукт – грязные ипотечные рассрочки, которые группировались в инструменты под названием CDO(7) (сборные долговые обязательства). Они продавались инвесторам с легендой, что даже если в пакете и попадаются некачественные кредиты, то качественные их уравновесят, и особого риска не будет, т.е. в целом CDO вполне надежны. Итак, мусорные рассрочки превращены в инвестиции класса ААА (самый высокий класс). 

Во-вторых, чтобы обезопасить собственные ставки, G&S привлекал компании типа AIG для страховки — с помощью свопов CDS(8). По сути, свопы были как бы пари между G&S и AIG – G&S ставил на то, что заемщики не заплатят, а AIG(9) — на то, что все будет в порядке.

Все эти хитросплетения, по сути,  представляли те самые опасные махинации, с которыми должны были бороться государственные регуляторы. Деривативы типа CDO и CDS уже вызывали финансовые неприятности: Procter&Gamble и Gibson Greetings несли убытки, а регион Orange County, California в 1994 из-за них дошел до дефолта. В этом же году государственная комиссия предложила регулировать эту отрасль, а в 1998 глава Комиссии по Фьючерсам (CFTC) Бруксли Борн, написала администрации Клинтона о необходимости для банков раскрывать информацию о сделках с деривативами и держать резервы на случай потерь. Однако такое не входило в планы G&S, ибо у него были другие задачи – вытащить как можно больше денег из карманов граждан в пользу своих инвесторов (большинство из которых – это высший эшелон власти банка, страны и международных финансовых структур), а также на выплату бонусов себе любимым

«Банки разозлились — они хотели прекратить это» — говорит Майкл Гринбергер, работавший с Борн. То есть, в случае принятия  предлагаемых Бруксли Борн мер гешефт не состоялся бы и кризиса 2008 г. точно бы не было, по крайней мере, в тех масштабах. Однако  в 1998 Роберт Рубин выступил с опровержением инициатив Бруксли Борн и с требование  от конгресса лишить комиссию Борн регуляторных полномочий. В 2000, в последний день сессии, конгресс принял широко известный теперь Commodity Futures Modernization Act, засунутый в середину 11000-страничного бюджета — в последнюю минуту и без обсуждений.  Этим Актом были внесены значительные изменения в установленных в 30-х годах после «великой депрессии» правилах участия банков в биржевых операциях и отменен регулирования со стороны CFTC за этими операциями. (http://en.wikipedia.org/wiki/Commodity_Futures_Modernization_Act_of_2000) Теперь банки могли делать со свопами все, что им заблагорассудится.

На следующем этапе AIG, главный оператор на рынке CDS, обратился к Департаменту страхования Нью-Йорка в 2000г. с вопросом, должны ли CDS регулироваться, как страховки. В это время Департамент возглавлял бывший вице-президент G&S Нил Левин, принявший решение не регулировать свопы. Теперь у G&S были развязаны руки. На пике ипотечного бума в 2006, G&S продал на 76,5 миллиардов  обеспеченных ипотекой бумаг, треть из которых была качества ниже нормального, институциональным инвесторам — пенсионным фондам и страховым компаниям.

В результате этих афер, приведших к коллапсу Беар Стернс (Bear Stearns), Леман Бразерс(Lehman Brothers Holdings, Inc.), AIG и других, G&S выиграл дважды. Первый раз, он путем махинаций с СDO изъял деньги из карманов и хранилищ добросовестных инвесторов, а второй раз, когда AIG (из полученных от правительства США $85 млрд.) выплатил G&S долг в размере $13 млард в первую очередь, он фактически ограбил налогоплательщиков.

В тоже время себя любимых менеджеры банка не забывали. В среднем общее вознаграждение одного работника G&S в 2006 году составляло $622,000. Однако эта цифра представляет среднее арифметическое от общего вознаграждения и преувеличена, поскольку несколько сотен главных служащих получают больше премиальных, а служащие, занимающие среднее положение, получают доход ниже обозначенной цифры. В настоящее время исполнительным директором является Ллойд К.Бланкфейн. Компания занимает первое место по получению чистого годового дохода по сравнению с 86 конкурентными компаниями в секторе обслуживания инвестирования. Бланкфейн заработал бонус в $67.9 миллионов за первый год работы. «Можно ли иметь слишком много амбиций? Можно ли быть чересчур успешным? Я не хочу, чтобы люди в этой фирме думали, что они сделали все, что могли, поэтому могут отправляться отдыхать. Как страж интересов акционеров и, кстати, в целях общественного блага я бы предпочел, чтобы они продолжали делать то, что делают. Я не хочу обуздывать их амбиции. И мне сложно найти аргументы в пользу узды на их бонусы» — так Ллойд Бланкфейн объяснял журналистам Санди Таймс (Sunday Times) решение потратить в кризисный 2009 год $23 млрд на бонусы.

Программа министра финансов Хэнка Полсона (2009г.) по выкупу проблемных активов на сумму в 700 млрд. долларов США (TARP), оказалась наброском, а не комплексно разработанным планом по величайшей в истории правительственной интервенции на финансовый рынок. Назначение ставленника G&S Хэнка Полсона имеющего 35-летний стаж с целью управления проблемными активами не вселяет уверенности, особенно, когда в народе говорят о том, что Минфин реализует политику Goldman, определяемую Goldman и проводимую для Goldman. Так, если указанной программой было предоставлена финансовая помощь Bear Sterns а также выкуплены компании Фанни Мей и Фредди Мак, то главного конкурента G&S  Lehman Brothers Holdings, Inc. не стали спасать. 

«Банкирам следовало бы напомнить  Хэнку Полсону, что обеспечение высокодоходных фондов денежного рынка означает массовые изъятия из банков грязных активов, а это как раз то, чего правительство так стремится  избегать. Каждое действие правительства вызывает аналогичную (и, по-видимому, отрицательную) реакцию рынка, поэтому остается только догадываться, что еще они могут предпринять». Таковым было мнение многих экономистов, как в США, так и за его пределами. Правдивость этого высказывания подтверждается результатами сегодняшних дней, когда многие предсказывают наступление нового финансового кризиса во второй половине т.г. или, в крайнем случае, в первой половине 2012г.

Я уже писал в своей статье «Почему при росте ценна продовольствие крестьяне беднеют?» о новом индексе, который  ведет к очередному пузырю в сфере сырьевых товаров. Но для G&S этого уже недостаточно – аппетит приходит во время еды. И сегодня они уже подготовили и продвигают через Конгресс новую схему игры в «казино» – так называемые лимиты на выбросы в атмосферу. Новый углеродный рынок — практически калька с казино по торговле сырьём, которое было так щедро для Голдмана, за исключением одной чудесной новой черточки: если план воплотится, как рассчитывают, подъем цен будет сделан в обязательном порядке правительством. Голдману не придется даже подтасовывать в игре. Она будет сделана шулерской заранее. Этот билль подготовлен в стенах G&S при непосредственном участии  главы CFTC Гари Генслера (проработал в G&S 18 лет) и которого обвиняют во многих грехах в прошлом (http://en.wikipedia.org/wiki/Gary_Gensler).

Вот как это будет работать: если «билль» пройдет Конгресс и станет законом, на угольных энергопроизводителей,  распределителей газа и множество других индустрий будут наложены «лимиты» по количеству углеродных выбросов которые им позволено производить в течение года. Если компания превысит разрешенное, она сможет купить «пайки» или кредиты у других компаний, которые ухитрились произвести меньше выбросов. По консервативной оценке президента Обамы на аукционах углекредитов будет реализовано 646 миллиардов долларов в течение первых семи лет; один из его старших экономических советников предполагает, что реальные цифры могут быть в два или даже три раза больше этой цифры.

Новая черта этого плана, особенно приятная для спекулянта, заключается в том, что «лимит» на выбросы будет постоянно снижаться государством, что означает, что углекредиты станут более и более недоступны с каждым новым годом. Это означает, что блестящий новый «рынок сырья», в котором главный товар для покупок и продаж гарантированно будет повышается в цене. Объем нового рынка будет выше триллиона долларов ежегодно. (Для сравнения суммарные доходы всех поставщиков электричества в США составляют 320 миллиардов).

Голдман желает этого билля. План в том, что надо (1) обеспечить меняющее парадигму законодательство (2) гарантировать, что Голдман станет прибыльной частью новой парадигмы и (3) гарантировать, что эта часть будет большим куском. Голдман давно уже начал проталкивать «продажи с лимитами» изо всех сил, но по-настоящему дела пошли в гору в 2009 году, когда фирма потратила 3.5 миллиона на лоббирование (читай — легализированный в США подкуп) климатических вопросов. (Одним из их лоббистов того времени был никто иной как Паттерсон, сегодня «начальник штаба» Минфина США). В 2005м, когда Хэнк Полсон служил главой Голдмана, он лично помог составить «политику по окружающей среде» для банка, документ, содержащий некоторые поразительные элементы для фирмы, которая во всех других областях последовательно противостоит государственному регулированию.

В конце хочется сказать, что пример G&S присущ всем банковским системам США (а точнее мировым) т конечно он действовал не в одиночку вовсе времена. Иначе его давно бы съели или выбросили бы на свалку истории. Просто на примере самого закрытого из всех корпораций я постарался показать, как действуют финансовые корпорации мира по изъятию ресурсов из карманов граждан всего мира в свою личную пользу.

При этом не следует забывать высказывание Карла Маркса «Обеспечьте 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение; 20% – становится оживленным; 50% – готов сломить голову; 100% – попирает ногами все законы; 300% – нет такого преступления, на которое он не рискнул бы хотя бы под страхом виселицы». 

Вот часть входящих в корпорацию G&S экономических структур:

Ayco L.P. — является одним из ведущих провайдеров страны комплексного финансового консультирования и образовательных услуг для корпоративных руководителей и сотрудников, а также лиц и семей с высоким уровнем собственного капитала.

Cogentrix Energy — является ведущим независимым производителем энергии с длинным послужным списком разработок, построения и эксплуатации средств производства электроэнергии

American Casino & Entertainment Properties — является холдинговой компании казино с головным офисом в  Лас-Вегасе

Coffeyville Resources LLC — является компанией, которая владеет НПЗ в Coffeyville , штат Канзас . The refinery is owned and operated by Coffeyville Resources Refining & Marketing, LLC, The refinery employs 415 people and produces approximately 2,100,000 US gallons (7,900,000 L) of gasoline per day, and 1,700,000 US gallons (6,400,000 L) of middle distillates per day, predominantly diesel oil .на заводе работает 415 человек и производит около 2100000 американских галлонов (7900000 л) бензина в день, и 1700000 американских галлонов (6400000 л) средние дистилляты в день, преимущественно дизельное топливо

Myers Industries, Inc. — является мировым производителем полимерной продукции для промышленных, сельскохозяйственных, автомобильных, коммерческих и потребительских рынков. The Company is also the largest wholesale distributor of tools, equipment, and supplies for the tire service and undervehicle repair industry in the United States. Компания также является крупнейшим оптовым дистрибьютором инструментов, оборудования и расходных материалов для обслуживания шин и промышленности по ремонту шин в Соединенных Штатах.

USI Holdings Corporation — занимается страхованием и перестрахованием

East Coast Power LLC — производитель и поставщик электроэнергии на восточном побережие США

Queens Moat Houses — британское открытое акционерное общество, работающее в сфере гостиничного бизнеса. В августе 2005 года компания «Queens Moat Houses» была приобретена коммерческим банком «Голдман Сакс». Они продали 9 гостиниц,  а в оставшихся 20 гостиницах изменили наименования на «Holiday Inn», «Crown Plaza», «Best Western».

Sequoia Credit Consolidation — ЗАО «Секвойя Кредит Консолидейшн»  (г.Москва) предоставляет услуги по взысканию дебиторской задолженности, как в досудебном, так и судебном порядке, включая работу с залогами, сопровождение исполнительного производства, а также взыскание просроченной и проблемной задолженности физических и юридических лиц.

G&S, как и многие другие  крупные банки семейств Рокфеллеров, Морганов и др., является одни из поставщиков своих работников на высокие должности в органы власти США и международных финансовых структур, такие как Министерство финансов США, ФРС, МВФ, ВБ, и др. контролируя финансовые потоки и продвигая свои интересы через указанных представителей.

 В последние годы, благодаря появившимся в средствах массовой информации сведениям, у банка G&S появились проблемы с юстицией и регулирующими органами США. На них уже заведено несколько дел которые рассматриваются в судах США. В какой то мере эти действия немного приостанавливают мошеннические действия банка, однако все это является пока что комаринными укусами и аппетиты от этих укусов не уменьшаются.

Многие экономисты, журналисты и общественные деятели – настоящие граждане своих стран – поставили себе задачу раскрывать механизмы порабощения финансистами мирового масштаба населения земного шара и своими статьями пытаются обозначить и доводить до населения суть этих механизмов в целях ограничения эспансии мировых олигархов на свободы и метериальное положение своих сограждан. Надеюсь, что данная статья также станет маленьким вкладом в эту борьбу.

1.                           Goldman Sachs- один из крупнейших в мире коммерческих банков (до сентября 2008 года — инвестиционный банк);

2.                           Джон Ке́ннет Ге́лбрейт (англ. John Kenneth Galbraith; 15 октября 1908, Айон-Стейшн, Канада — 29 апреля 2006) — американский экономист, представитель старого (Вебленского) институционального течения, один из видных экономистов-теоретиков XX века;

3.                            Мэтт Тэйби Matt Taibbi (родился марта 1970) американский писатель и журналист полемических статей о политике, средствах массовой информации, финансов и спорта для Rolling Stone и  Men’s Journal. Ранее он редактировал и писал для  The eXileNew York Press, The Beast;

4.                           Laddering- это процесс, в котором, для того чтобы приобрести акции по определенной цене, инвесторы должны также согласиться на приобретение дополнительных акции по более высокой ценею Процесс незаконный;

5.                           Элиот Лоуренс Спитцер (англ.  Eliot Laurence Spitzer;    )— до марта 2008 года  губернатор штата Нью-Йорк , избран в 2006 году  от Демократической партии . Бывший генеральный прокурор штата. Добровольно ушёл в отставку из-за громкого политического скандала. Критиковал политику правительства, связанную с ипотечным кредитованием;

6.                           IPO ( от англ. Initial Public Offering) — первоначальное публичное предложение акций компании на продажу широкому кругу лиц. При этом подразумевается, что компания впервые выводит свои акции на биржу, предлагая их неограниченному кругу лиц;

7.                           СDO- это своего рода смешивание ликвидных и неликвидных (не имеющие спроса облигации и др. активов для их дальнейшей реализации) с несколькими «траншами», которые выпускаются предприятиями специального назначения и обеспеченные долговые обязательства, включая облигации и займы. Each tranche offers a varying degree of risk and return so as to meet investor demand. Каждый транш предлагает различную степень риска и доходности с тем, чтобы удовлетворить спрос инвесторов. CDOs’ value and payments are derived from a portfolio of fixed-income underlying assets [ citation needed ] . Стоимость обеспеченных долговых обязательств и платежей являются производными от портфеля с фиксированной доходностью базовых активов CDO securities are split into different risk classes, or tranches , whereby «senior» tranches are considered the safest securities.;

8.                           Своп по дефолту (CDS) – это одна из форм страхования защищающая кредитора в случае кредита по умолчанию. Когда кредитор покупает CDS от страховой компании, кредит становится активом и может быть обменен на наличные деньги, если нет возврата кредитов.

9.                           American International Group, Inc. (AIG) — крупнейшая американская страховая компания. Штаб-квартира — в Нью-Йорке. Занимает 2-е место в мире по страхованию недвижимости и от несчастных случаев и 1-е место в США по страхованию жизни. Помимо страхования и перестрахования, в сферу деятельности AIG входят финансовые услуги, пенсионные накопления и управление активами. Также компания работает в сфере потребительского финансирования



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.