Лидер


Лидер

18 ноября в Воронеже на гастролях побывала культовая группа 80-х «Земляне». Перед концертом с лидером коллектива Сергеем Скачковым пообщалась «Комсомолка».

— Сергей, как вам нынешняя ситуация в музыке?

— В рок-музыке очень много хорошей молодежи. Например, по Москве работает масса групп, которые играют на таком высоком профессиональном уровне, живьем, что уши заворачиваются. К ним Хьюз приезжает записываться. Но если народу нравится попса, если публика ходит на нее — что ж поделать. Когда появился «Ласковый май», мы ехали на гастроли, и нам пришлось до Воркуты в поезде их слушать. Это же рак мозга — музыканту слушать такое сутки! Не все это выносят. Мы просили выключить раза три. Вот такая у нашего народа тяга к прекрасному. Когда это все полезло на сцену, мы поняли, что народная любовь, к сожалению, вот такая. И в итоге мы завязали с музыкой в 91-м году — на два года прекратили деятельность. И к шансону я отрицательно отношусь. Как музыкант обращаю больше внимания не на слова, а на мелодию, каким образом она исполняется. Вот у меня работают два отличных гитариста. Один из них записывает музыку половине России и еще на телеканале музыку для рекламы делает. Второй был в прошлом году признан одним из лучших гитаристов в стиле тяжелого рока. Я люблю старый, классический рок слушать. Не со всеми, но с многими легендарными музыкантами удалось поработать. На 30-летие «Землян» аккомпанировали и Айоми, и Хьюз, и Бони Тайлер. В современной музыке же со времен старого рока ничего особо нового не произошло.

— Сколько у вас сейчас концертов в месяц?

— Шесть, и это нас очень устраивает, потому что по сравнению с тем количеством, что было раньше, это просто отдых.

— А вы записываете новые песни?

— У нас есть новые программы. Если концерт двухчасовой, мы его разбавляем новыми песнями, кавер-версиями. Но самое интересное, что всех устраивает, когда любая программа заканчивается «Травой у дома».

— Вам не надоела эта песня?

— Ну, это же работа такая. Я не могу с этим ничего поделать.

— Как относитесь к многочисленным перепевкам «Травы..»?

— Есть интеллигентные люди, которые спрашивают сначала разрешения, есть неинтеллигентные — они не спрашивают. Один ремикс мне понравился, остальные все, в принципе, похожи.

— Вы судитесь с теми, кто не спрашивает разрешения?

— Мне больше делать нечего?! Сама отлетит, шелуха эта! Я на эту песню снял клип новый, хороший и дорогой — с анимацией, сюжетом. Он о мечте, о том, как мальчик с девочкой дружил, а не просто нарезка из того, как Гагарин летает на ракете в космосе. На наш взгляд, веселенько получилось.

— Что вас вдохновляет на создание музыки?

— Ничто меня уже не вдохновляет. Потому что девать это некуда. Я записал пластинку из старых записей, которые не выходили раньше. Из того хватит еще на одну пластинку. Закончу с ней, и все — мыслей больше нет.

— Часто выступаете на свадьбах?

— Наши российские свадьбы я просто ненавижу. Эта «любовь» у меня с тех пор, как я играл на танцах году в 76-м. Мы работали по всей Ленинградской области: за «чирик», за 25 рублей что-нибудь слабать — это был источник дохода. Заканчивалось всегда сами знаете чем, и с тех пор я свадьбы терпеть не могу. Но и сейчас на корпоративах играем. Шевчук говорит, что не работает, а я работаю!

— Какой самый незабываемый подарок вам сделали поклонники?

— Есть ценный подарок от афганцев. Это было, когда выводили войска. Когда я заканчивал концерт, ребята отпилили стреляную гильзу и подарили — на ней написан номер части. Сейчас подарков не дарят, мы уже большие. Нам бы кто-нибудь базу подарил репетиционную, было бы неплохо! Но никто не дарит.

— Ваши дети слушают ваши песни?

— Да. У нас есть Центр детского творчества, и мы выступаем как спонсоры, приглашаем на конкурсы, выступаем судьями. Ну и папу-артиста в школу приглашают. Иногда это происходит слишком часто, но я по возможности стараюсь не отказывать. У меня две дочери, сын и еще внучка.

— Жена Альбина помогает в делах?

— Она занимается детьми. Надо очень сильно любить друг друга, какой-то неземной любовью, чтобы еще и работать вместе.

— А вы ей по дому помогаете?

— Я все делаю по дому. Люблю готовить. Когда мы в советские времена часто ездили в Азию, я очень полюбил узбекскую кухню. И когда я что-то такое готовил, все удивлялись, как это у меня здорово получается. А я: «Да, у меня бабушка узбечкой была». Я все время чем-то занимаюсь. Во-первых, если ничего не делаю, у меня начинается депрессия. Во-вторых, я живу за городом. А у человека деревенского всегда есть какая-то работа. Куры у меня были. Потом их лиса перетаскала, а новых заводить не стал. Из домашних животных остался кот. Огорода нет. Но у меня рядом за забором есть баба Валя. Мне если что нужно, я к ней — она у меня генеральный поставщик огурцов-помидоров. Бизнес был в Питере — кафе и оздоровительный центр. Но вскоре таких заведений стало много, все стали даже дома сауны делать, и все накрылось медным тазом. А перед кафе поставили огромный центр с множеством кафе. А я не имею возможности построить такой центр, так что кафе тоже сдулось…

— Какие у вас увлечения, кроме музыки?

— У меня есть «Победа», она в отличном состоянии, это раритет. Хочу сделать себе еще одну старинную «Победу» для езды.

— Тюнинговать будете собственноручно?

— Нет, это надо делать, чтобы не выглядело топорно. Естественно, буду обращаться к спецам, по крайней мере чтобы разработали проект, чтобы она выглядела, как я хочу. По мелочам сам приложусь. Хочу купить для этого еще одну «Победу», а «донором» должен быть «Мерседес». А еще у меня есть ГАЗ-67Б, два мотоцикла, «Мерседес» — на чем-то я езжу до магазина, на чем-то — в бой.

— Новый год как будете отмечать?

— Как получится. Обычно получается где-то на работе, с семьей — после. Однажды, помню, ехали на концерт и застряли в пробке. Спустились в метро и кричали: «Купите нас, мы стоим недорого!» Другой раз в предновогодние дни мне вручали какой-то орден, поставил где-то машину, а когда вышел с орденом, машины не было, угнали.

— Что дети просят в подарок?

— Что-то просят, потом находят под елкой. В прошлом году у них закралось сомнение — есть ли Дедушка Мороз. Пока что я их не разочаровывал, но, по-моему, они догадались.

— Хотите, чтобы дети пошли по вашим стопам?

— Они ходят в музыкальную школу Ростроповича, закончив ее, можно идти в консерваторию. Я тоже такую школу еще в советские времена заканчивал. Сын, ему 13 лет на днях будет, на пианино учится, дочь, 11 лет, — просто красивая. Дочери от первого брака 32 года. Чуть не сказал «старая уже»…

Как «Земляне» в 80-х чуть не взорвали дворец спорта в Воронеже

— Мы выступали в местном дворце спорта. На концерт привезли крутую по тем временам аппаратуру из Ташкента — у нас всегда было много света и пиротехники. А накануне на концерте в Волгограде у нас закончился магний (он нужен для взрывов). Мне стало жалко смотреть на пиротехников, как они целыми сутками терли этот магний, и я как химик-недоучка посоветовал им сходить в хозтовары и купить серебрянку, — вспомнил со смехом Сергей Скачков. — Если смешать ее с марганцовкой, выделяется кислород, и происходит взрыв и огонь. Я только пропорции не помнил. Пиротехники в Волгограде попробовали на улице — чуть не вынесло стекла в близлежащих домах. В Воронеже пропорции уменьшили, но все же не подрассчитали. Колб с составом было шесть штук. Барабанщик отбил счет и рвануло. У меня было ощущение, что у дворца крыша подскочила и рухнула. И все низкочастотные динамики этой ташкентской аппаратуры вылетели. У меня была легкая контузия, наверное, и у зрителей тоже. Уши заложило, динамики ударной волной заклинило, они прямо в колонках задымились. Остаток концерта колонки «голосили» в верхних регистрах…

Скачкову подарили обновки на 10 тысяч рублей

В Воронеже лидер коллектива Сергей Скачков перед концертом прошелся по магазинам крупного торгового центра. На шопинг Сергей пришел в простецкой спортивной мастерке. И его вояж был стремительным: побывал он всего в паре магазинов и задержался в каждом не более пяти минут.

В бутике сумок Сергей выбрал перчатки, портмоне и сумку-планшет. Все кожаное, черного цвета, без изысков-финтифлюшек — как и подобает серьезному мужчине. Обновки, потянувшие на десять тысяч рублей, Скачкову подарили. А в соседнем бутике подарков презентовали дорогую ручку.

— Если бы не ваш магазин, я бы, наверное, ручку купил на вокзале — копеечную, пластмассовую. А тут мне подарили «Паркер». Приятно, — с удовольствием сказал Сергей «Комсомолке». — Я вообще не большой любитель ходить по магазинам, шопинг для меня — мучение, особенно с женщинами! Делаю это исключительно по необходимости, всегда проще своим дамам денег дать, пусть сами и разбираются. К брэндам отношусь спокойно. Я человек не тусовочный. Мне нравятся простые шмотки: галстук с пиджаком — совсем не мое. Костюмов в шкафу много, а надеваю их раз в год.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.