Магомедсалам Магомедов: «Я не всегда согласен с теми назначениями, которые делают федеральные структуры»


Магомедсалам Магомедов: «Я не всегда согласен с теми назначениями, которые делают федеральные структуры»

В полной версии интервью, доступной только на «Кавказском узле» президент Дагестана Магомедсалам Магомедов рассказал о результатах последних республиканских выборов и связанных с ними скандалах и нарушениях, о приоритетных проектах развития Дагестана и туризме, о противодействии коррупции, о «феномене Раздобудько» и комиссии по адаптации участников НВФ, о ситуации с ОАО «Авиалинии Дагестана», морским торговым портом и Гимринским тоннелем, о том, что он — заядлый болельщик и сам «немного играет», о предстоящей реконструкции стадионов республики и о перспективах проведения в Махачкале юношеских Олимпийских игр 2018 года, о высокой рождаемости, низкой смертности, о правах малых этносов, развитии дагестанских городов и многом другом.

На «Кавказском узле» доступна краткая версия интервью с Магомедсаламом Магомедовым, интервью публикуется в рамках совместного проекта «Кавказского узла» и «Газеты.ру».

Григорий Шведов (Г.Ш.): У «Кавказского узла» с «Газетой.ру» совместный проект по публикации интервью с руководителями регионов Кавказа. Мы уже со многими руководителями регионов Кавказа встречались. «Газета.ру» публикует короткую версию интервью, а «Кавказский узел» — полную версию, делаем это одновременно. За счет того, что у «Газеты.ру» аудитория значительно больше, мы с помощью краткой версии привлекаем внимание тех, кто, может быть, не заинтересован в деталях. А «Кавказский узел», как специализированное региональное издание, публикует полную версию.

Магомедсалам Магомедов (М.М.): Я готов к любому разговору.

Я, предваряя беседу, хочу сказать, что с уважением и вниманием слежу за такими медиаресурсами как «Кавказский узел» и «Газета.ру». Мне, может быть, не все там нравится, но отмечаю остроту, нескучность. Мне, например, понравилось, как вы осветили встречу в Москве . Я даже ставил вас в пример своим сотрудникам: посмотрите, поучитесь. Потому что мне показалось, что вы наиболее важные моменты ухватили, и, в принципе, доброжелательно, соответствовало атмосфере. У нас с этим большая проблема. Мои сотрудники – те, кто работает на пресс-службу, информационное управление, даже на наши государственные каналы и так далее, — они не всегда улавливают самое важное из того, что происходит. Это вопрос профессионализма, конечно, насколько в теме люди, и вопрос подготовки кадров соответствующих. Вас вот я привожу в пример. Это хорошая форма сотрудничества. Я всегда ее приветствую, и буду дальше приветствовать. Но бывают и материалы, которые мне не нравятся.

Г.Ш.: Давайте начнем с выборов . Как с пересмотром результатов? Понятно, что это прерогатива соответствующих органов, но интересно просто Ваше мнение о ситуации в Табасаранском, Хасавюртовском районах, в Дагестанских Огнях, в Каспийске, — где было много критики? Что дал пересчет голосов , и какие результаты проверок будут опубликованы?

М.М.: Я думаю, что оснований для пересмотра выборов нет. Хотя бы потому, что никто этого не требует, на самом деле. В принципе, все споры, которые были, были намного меньшими, чем во время прошлых избирательных кампаний.

Г.Ш.: Да, их назвали «тихими выборами»…

М.М.: И об этом было сказано руководителям партий. На первой же сессии парламента и руководитель партии «Патриотов России», и руководитель КПРФ отметили что, эти выборы были гораздо честнее и чище, чем то, что происходило раньше. Они могут быть недовольны результатом, безусловно. Это понятно, что после выборов кто-то доволен результатом, кто-то не доволен. Партии, которые не набрали столько, сколько предполагали, конечно, могут быть недовольны, и они ищут проблемы в избирательном процессе — в необъективности, в давлении административном. Но ни «Справедливая Россия», ни «Правое дело» не жаловались. Были небольшие жалобы со стороны коммунистов и со стороны «Патриотов России», но приблизительно так же происходит в других регионах и вообще в стране в целом. Жалобы поступают, и они объективно рассмотрены. Нет ни одного случая, чтобы мы жалобу не рассмотрели. Были суды. Даны соответствующие ответы, и ни у кого не осталось  уже каких-то таких претензий, чтобы оспаривать результаты выборов.

Конечно, есть другая проблема – недостаточное, может быть, разъяснение партиями своих позиций, недостаточная предварительная работа. Нарушения были и со стороны тех партий, которые потом жаловались. Просто они свои недоработки не очень замечают, а когда это делает (допускает нарушения) «Единая Россия», которая имеет большинство, — они пытаются оправдать свой небольшой процент тем, что «Единая Россия» применяет административный ресурс. Этого я старался не допускать. И мне кажется, что наш парламент сегодня — один из самых демократичных. Во всяком случае, весь спектр сегодняшних политических сил там представлен.

По-моему, только у нас «Правое дело» имеет фракцию, своего депутата в парламенте. И заметьте, это произошло до того, как этому проекту стало придаваться какое-то значение. Значимые, знаковые фигуры переходят в эту партию и люди, которые имеют возможности, и вполне возможно, что эта партия будет набирать обороты. Это показатель того, что мы никого искусственно не пытаемся отодвинуть или задушить. Наоборот, у «Правого дела» в Дагестане хорошая база. Достаточно энергичный лидер регионального отделения. Он активно работает с населением, с муниципальными образованиями. У них была традиционная поддержка энергетиков. Это достаточно большой отряд дагестанцев, тех, кто представляет малый и средний бизнес. Поэтому они, собственно говоря, и набрали эти проценты. Мы с удовольствием этот результат зафиксировали. Это показатель того, что нас никто ни из Кремля, ни откуда-то еще по этому поводу не просил ни о чем.

И сегодня получается, что вся страна будет приблизительно так же, по нашему пути идти. Никто не жаловался. Как говорит президент России, Дмитрий Анатольевич Медведев: абсолютно «стерильных» выборов не бывает. Наверное, были нарушения, и, может быть, есть вопросы по явке. Не было, может быть, такой высокой активности, как она в результате получилась.

Это вопрос технический, и с внедрением современных систем автоматизированных комплексов обработки (избирательных) бюллетеней (КОИБов), и так далее этот процесс будет регулироваться. Но я уверен, что в целом результаты отражают предпочтения дагестанцев. Я сказал тем, кто жаловался, — «Патриотам», коммунистам и другим: если сегодня отменить выборы по пропорциональной системе, а пойти по одномандатным округам, представителей «Единой России» будет еще больше в парламенте.

Г.Ш.: Почему?

М.М.: Потому что в каждом конкретном округе «Единая Россия» в состоянии выдвинуть наиболее достойного человека.

Г.Ш.: Но поддержат ли его так сильно?

М.М.: Выдвинут именно того, кого поддерживают люди. И он будет с удовольствием выдвигаться от «Единой России». Как раз пропорциональная система позволяет набирать какой-то электорат другим партиям. Особенно коммунистам. У них нет сильных кандидатов. Просто есть электорат, который их поддерживает. При одномандатных округах, при мажоритарной системе «Единая Россия» набирает даже больше, чем по пропорциональной. Потому что в Дагестане не всегда голосуют, если быть откровенным, за идеи — «Единой России», коммунистов, «Справедливой России», «Патриотов России», ЛДПР и других. Может быть, только за исключением коммунистов. Голосуют за человека, за кандидата. И роль партии — в том, чтобы наиболее сильного кандидата включить в свои ряды, а они сегодня — в «Единой России», и с удовольствием будут в «Единой России». Поэтому, думаю, что, если сейчас в парламенте 62 представителя из 90 — «Единая Россия» , то при одномандатных выборах их было бы 80-85 человек.

Г.Ш.: А Вы саму возможность отрицаете того, что был кто-то коррупционно вовлечен, что кто-то брал деньги? Вы думаете, что в сегодняшнем Дагестане такого нет? Много лет же это происходило. Кто-то покупал должности, кто-то продавал.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.