Москвичи не отказываются от речных круизов


Москвичи не отказываются от речных круизов

НЕПОСТИЖИМ народ российский в своих поступках! На Волге чудовищная трагедия – погиб круизный теплоход. О жертвах лучше не говорить – больше сотни человек, сердце от боли останавливается. Казалось бы, в такой ситуации никто близко к воде не подойдет, не то что ступит на палубу корабля. А уж плыть на нем по турпутевке за собственные деньги!.. На такое способны… только москвичи. Ранним утром мчусь до станции метро «Речной вокзал», чтобы посмотреть на пустынную пристань Северного речного вокзала. Редактор строго наказал найти хоть одного, самого завалящего, моряка и какого-нибудь москвича, пусть отдаленно напоминающего круизного пассажира. И на тебе – вся пристань в круизных лайнерах под парами, полна отдыхающих, спешащих в далекое путешествие по воде, которые от метро тройками, парами, целыми выводками торопятся к заветным трапам. На круизном лайнере «Феликс Дзержинский», который отправляется рейсом в Казань», вовсю наяривает живая музыка. Борис Петрович, баянист на букву «Б» (так он представился), наяривает так, что ноги сами в пляс просятся. Форменка у вахтенного матроса слепит такой чистотой, что чайки при виде ее щурятся. Прошу пригласить старпома. По трапу спускается элегантный молодой офицер. Представляется – Алексей Вашенников, потомственный речник. – Не надо народ будоражить! Самолеты падают и ломаются чуть ли не каждую неделю, а последняя серьезная авария с пассажирским судном в нашей стране была аж 28 лет назад, когда круизный лайнер «боднул» надстройкой мост, – Алексей Вашенников, старпом круизного лайнера «Феликс Дзержинский», слегка задумывается, словно вспоминает что-то из далекого прошлого, и продолжает: – Мы выросли на этих кораблях! Я ходил на этот корабль еще мальчишкой – драил палубу, помогал механикам в машинном отделении, держался за штурвал настолько, насколько позволяли взрослые. Каждый третий член нашей основной команды, а их всего 45 человек – потомственный мореход. Поэтому за свой корабль мы ручаемся перед москвичами. Жизнь на корабле не сахар. Кроме 45 человек команды в круговороте дел 55 работников ресторана и, конечно же, пассажиры. За всеми нужен глаз да глаз. А у корабля множество бед, и все неминучие. Это – огонь, вода, человек за бортом, кораблекрушение и даже возможность применения вероятным противником ОМП оружия массового поражения! Поэтому два раза в месяц, во время отдыха на конечных пунктах круиза, команду гоняют до седьмого пота, проверяя готовность бороться с любыми невзгодами. Пытают всякими муками, кроме, признался старпом, огня и оружия массового поражения. Рискованное это дело – разводить на палубе костры и распылять отравляющие газы – чайки протестуют. «Не верь глазам своим!» – шепнул мне на ухо внутренний голос. Тогда я решил обратиться прямо к отчаянным москвичам, которые спешили на корабли, чтобы отправиться в круиз, и прямо спросил: не боятся ли они после волжских событий отправляться в плавание? – Нашел время задавать такие вопросы! – буркнула смурная тетка, вставшая явно не с той ноги. – Я – боюсь, а жена с тещей – нет! – ответил мне мужичок с лукавыми глазами и тремя чемоданами. – Не понял! – переспросил я. – Ты посмотри, какие у них «спасательные круги», – заговорщицки выдохнул он мне в ухо. «Круги» были надежные… – Мы – русские! Мы ничего не боимся и любим свою Родину! – четко отрапортовал мне веселый дядька с громадным чемоданом. – Если б наши правители потратили полтора миллиарда долларов на флот, а не на французские «Мистрали», мы жили бы еще лучше. – Видищ эту дэвушку впереди? – спросил меня жгучий брюнет. – За ней я готов плыть до самой Казани хоть… на дверной калитке! Такой народ ничем не испугать, понял я – и пожелал всем отплывающим счастливого отдыха. Справка «ВМ» [i]Московское речное пароходство существует более 150 лет. На сегодняшний день оно входит в пятерку крупнейших речных перевозчиков. В структуру ОАО входят грузовые и пассажирские судоходные компании, грузовые порты, яхт-клуб и Яхтенный порт. Крупное подразделение – «Мостурфлот-сервис»: почти тысяча человек занимается питанием пассажиров на круизных судах и организацией банкетного обслуживания. До 1995 года оно фактически выступало единственным эксплуатантом речного транспорта. После приватизации на рынке перевозок песка, щебня пароходство занимает 30–40%, на рынке круизов – до 15%. На рынке прогулочных перевозок доля МРП составляет до 40%.[/i] [b]Справка «ВМ» Константин АНИСИМОВ, генеральный директор ОАО «Московское речное пароходство» (МРП):[/b] – На ряде пассажирских судов Группы компаний МРП в период с 2010 по 2011 год дополнительно установлены технические средства судовождения. Это современное радиолокационное оборудование с картографическим отображением (СОЭНКИ), спутниковые компасы, АИС, система GPS ГЛОНАС, спутниковые системы связи. Специалистами технической службы и навигационной безопасности осуществляется постоянный контроль за техническим состоянием судов, готовностью экипажей к борьбе за живучесть судов. Все суда Группы компаний МРП имеют документы Российского речного регистра на годность плавания в данном бассейне и оборудованы современными средствами радионавигации и аварийно-спасательным оборудованием. В межнавигационный период нами проводится обучение экипажей по программе борьбы за живучесть судов. Для судоводителей проводится обучение на радиолокационном тренажере. В период нынешней навигации на судах регулярно проводятся учебные тревоги: «по борьбе с водой», «по борьбе с огнем», «человек за бортом», «шлюпочная – по оставлению судна». Все эти мероприятия дают возможность судам безопасно работать на внутренних водных путях, а также Ладожском и Онежском озерах. Справка «ВМ» Четыре корабля сняты с навигации. Речь идет об аналогах затонувшей «Булгарии», судах, построенных в 50-х годах в Чехословакии по проекту 750. Три судна все еще ходили по Волге – «Петр Алабин», «Композитор Глазунов» и «Римский-Корсаков», а одно, с гордым названием «Михаил Лермонтов», – по Енисею.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.