На родине


На родине

Чистота и порядок обходятся Белоруссии слишком дорогой ценой: её долг — 28,5 млрд долл.

«Жить стало лучше — раньше стояли в очереди за хлебом, сейчас — за долларом» — так мрачно шутят белорусы про экономический кризис, изо дня в день набирающий в республике обороты. Ажиотажный спрос на любую валюту, включая украинские гривны, литовские литы, не говоря уже про российский рубль, в Беларуси так высок, что её в буквальном смысле готовы оторвать с руками.

Белорусы обеднели в два раза

Дефицит иностранной валюты в Беларуси заставил власти разрешить гражданам расплачиваться долларами и евро на АЗС и в туриндустрии. Поможет ли это республике, переживающей сильнейший экономический кризис, — большой вопрос.

«Зайчику» — хана?

«Валюта есть?» — интересуюсь у женщины со списком возле обменника на минском ж/д вокзале. Она протягивает мне листок, в котором уже 350 фамилий. У кассы толпится пара десятков людей. «Днём работают, а по ночам приходят отмечаться», — сообщает хранительница списка, видя немой вопрос на моём лице. Хоть Нацбанк республики и объявил о девальвации белорусского «зайца» на 56%, иностранную валюту в пункты обмена люди сдают неохотно. «В день отовариваются два-три человека, продают по 100 долларов в одни руки», — просвещает меня минчанка.

Бензин подорожал на 20-30%, так ещё и заправиться проблема — дикие очереди. «А ведь батька недавно успокаивал: мол, не паникуйте, никакой девальвации не будет», — возмущается водитель Саша и добавляет: «Похоже, хана нашему «зайчику». В конце прошлого года Лукашенко действительно сулил гражданам сладкую жизнь и среднюю зарплату в размере 500 долларов США. Накануне выборов бюджетникам и вправду на 20-30% повысили оклады. Но за последние дни средняя зарплата в Беларуси упала до 150 «зелёных», и то смотря как считать. В стране установилось сразу три курса: официальный — в обменниках, на «чёрном рынке» и на межбанковской бирже. В обменниках «американец» стоил на момент написания статьи 5 тыс. «зайчиков», на «чёрном рынке» цена за доллар доходила до 9 тыс.

Виноваты, по мнению батьки, оказались сами белорусы, любыми способами спасающие свои сбережения, и российские СМИ, сеющие панику. Лукашенко даже пригрозил закрыть российские издания, чтобы не нагнетали ужас.

Хотя объективности ради стоит заметить, что из-за девальвации «зайчика» часть населения, державшая накопления в банках, потеряла более 1 млрд долларов. В белорусских магазинах сегодня можно наблюдать две картины: либо пустые полки, либо товары, подорожавшие в 3-5 раз за последнюю неделю. Заметно поредел в рознице список импортных продуктов, в дефиците — крупы, сахар, соль и даже уксус со спичками. При этом цены растут каждый день.

«Утром хлеб по одной цене покупаем, вечером по другой», — сокрушается минская бабушка моей супруги и оптимистично добавляет: «Ничего, и не такое переживали. Главное — чтобы не было войны».

Республика Беларусь в 1991 и в 2011 гг.: в 1991 г. в республике проживало 10,2 млн человек. На 1 мая 2011 г. численность составила 9,5 млн человек. Из них белорусов — 84%, русских — 8%, поляков — 3%, украинцев — 2%.

Распродажи не будет

«При чём тут война? Кто угрожает Беларуси?» — не согласен с бабушкой Станислав Шушкевич, бывший Председатель Верховного Совета Беларуси (1991-1994 гг.), а ныне пенсионер республиканского значения, получающий пенсию размером в 1 доллар. — Я не понимаю, зачем держать огромную армию и милицию, проедающие гигантские деньги.

Вся моя охрана, когда я был главой республики, состояла из 9 человек. А у Лукашенко — две с лишним тысячи охранников. В России хотя бы видимость демократии, а у нас даже видимости нет». После декабрьского митинга в день президентских выборов осуждён 41 человек, пятеро из которых — экс-кандидаты в президенты. Самое суровое наказание понесли Николай Статкевич — 6 лет и Андрей Санников — 5 лет (оба — в колониях усиленного режима).

Впрочем, после того как ЕС ввёл экономические санкции против республики и запретил въезд на территорию Европы ряду белорусских чиновников, поползли слухи, что всех политзаключённых могут освободить.

Шушкевич соглашается с мнением о том, что Беларусь осталась самой «советской» из экс-республик СССР (даже по названиям улиц: Ленина, Коммунистическая, Советская). «При этом в советское время, — говорит Шушкевич, — Беларусь была наиболее индустриально развитой из всех 15 республик. Но, когда распался Союз, нам стало очень тяжело, так как 55% нашего ВВП давал военно-промышленный комплекс, который в результате развалился. Красть в Беларуси нечего в отличие от России. Производство мы своё наладили, но товары наши, увы, пока не соответствуют мировому уровню. Только Россия и покупает их за нефтедоллары». В результате внешний долг республики на начало 2011 г. составлял 28,5 млрд долларов. Вопрос о выдаче Россией «тонущей» в экономической воронке республике ещё одного кредита в размере 3 млрд долларов будет рассмотрен 4 июня. Но это при условии, что Беларусь пойдёт по пути рыночных реформ и начнёт приватизацию крупных предприятий, принадлежащих государству. Однако Лукашенко заявляет, что «никакой бандитской распродажи страны не будет». «Ни МАЗ, ни «Белкалий», ни БелАЗ, ни БМЗ — никто ничего не купит без моего ведома, — говорит президент Беларуси. — Уже некоторые политики из-за границы начали выстраиваться в очередь и кричать: «Завтра Лукашенко начинает продавать активы наиболее ликвидных предприятий». И даже суммы начали называть — 7,5 млрд долларов. Я даже один актив за такую сумму не продам».

Немецкий порядок

При этом, несмотря на кризис, белорусские города сияют чистыми улицами и площадями. Почти «немецкий порядок» чувствуется даже в том, как люди загружаются в городской транспорт — никто никого не пихает локтями и не наступает на ноги. Да и белорусская молодёжь в эти дни «выживает», как мне показалось, довольно весело и бесшабашно. Хоть цены в минском общепите почти сравнялись с московскими, кафе и рестораны заполнены. «Это ещё один способ сбросить «зайчики», — говорят они.

На улицах белорусской столицы — тотальное отсутствие лиц «неславянской» внешности. «А кто их сюда пустит? — шутит об отсутствии выходцев из Азии и с Кавказа бойкая продавщица мяса на центральном рынке, — просто у нас поживиться нечем». Очень мало наружной рекламы на улицах, но зато в Минске полно легальных казино, что в беднейшей стране кажется нонсенсом. Такой же нонсенс, на мой взгляд, — Национальная библиотека. Белорусы гордятся тем, что она самая большая и дорогостоящая (15 млн долларов) в Европе. Но девушка-гид, водившая меня по полупустым библиотечным залам, так и не смогла ответить на вопрос: «Зачем тратить безумные деньги на строительство библиотеки в эпоху Интернета?»

Ещё одна нелепость — 10-балльная система оценки знаний в школах и вузах, пришедшая на смену привычной 5-балльной. Что это дало образованию, никто так и не смог мне объяснить. «В нашем образовании нет как плюсов, так и минусов», — шутит по поводу «инновации», введённой в 2003 году, мой белорусский друг. И поясняет: «9-10 баллов — это «отлично», при этом «десятку» (аналог «пятёрки с плюсом») ставят редко, 7-8 — «хорошо», 6 — «удовлетворительно», все остальные оценки равносильны «двойке».

Впрочем, очевидные плюсы в Беларуси есть. Почти полное отсутствие уличной преступности. Можно гулять и не бояться, что «в подворотне вас ждёт маниак». В целом к сотрудникам МВД люди относятся уважительно, несмотря на жёсткие действия во время митингов. Наверно, потому, что милиционерам нечего крышевать да и взятки вымогать у водителей во время кризиса как-то уж очень подло.

Вот и живут трудолюбивые и терпеливые белорусы в cпокойной и чистой стране. И, несмотря ни на что, сохраняют чистоту не только на улицах, но и в душах. И в этом смысле Беларусь — самая советская из всех экс-республик СССР.

Интересный факт

С 1 июня в Беларуси намечено повышение пенсий и зарплат всем бюджетникам. На соцзащиту населения, включая компенсации работникам, отправленным в неоплачиваемые отпуска и работающим неполную рабочую неделю, будет потрачено 230-250 млрд белорусских рублей.

Комментарий специалиста

Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ:

— Независимая Беларусь всегда жила за чужой счёт. Только Россия за 17 лет влила в её экономику 58 млрд долл. А белорусы возводили ледовые дворцы, раздавали деньги бюджетникам и всех поучали: мол, мы строим социально ориентированное государство. Аграрный сектор — это главный электорат Лукашенко, поэтому туда тоже перекачивались огромные средства в виде российских кредитов и дешёвого газа. Помогая белорусам, мы своими руками душим собственную аграрную отрасль и промышленность. Поддерживая, например, Минский тракторный завод, тем самым мы завалили 6 наших заводов.

В 90-е годы, едва республика стала независимой и получила в наследство от СССР хорошие дороги, новые города и предприятия, её активы представляли какой-то интерес для инвесторов. Но за эти 20 лет госпредприятия не привлекали никаких инвестиций для модернизации. Оборудование устарело.

Структурно тяжёлые реформы Беларусь сегодня провести не в силах. Для этого нет ни ресурсов, ни политической воли, ни интеллектуально-экономической элиты. Страна будет медленно стагнировать, и осенью её ждёт ещё одна волна кризиса. Поток трудовых мигрантов из Беларуси в Россию только усилится (хотя уже сейчас 600 тыс. белорусов работают у нас). Одна из примет авторитарного режима — отсутствие уличной преступности (в Северной Корее её вообще нет). Хотя по количеству заключённых на душу населения Беларусь удерживает 2-3-е место в мире. За эти годы Лукашенко создал огромный силовой аппарат. И он свою власть так просто не отдаст — зальёт кровью всю страну, если это потребуется.

«Нас многое связывает»

Анатолий Ярмоленко, основатель и бессменный руководитель белорусского ансамбля «Сябры»:

— После распада Союза наш ансамбль по-прежнему много гастролирует. Экономический кризис мы пока на себе не ощутили. На днях выступали с концертом на 65-летии тракторного завода. Правда, заметно, что на улицах белорусских городов стало больше машин. Люди спешат купить автомобили до 1 июля, прежде чем повысятся таможенные пошлины (сейчас они ниже, чем в России).

Думаю, что нынешний кризис — это следствие мер по интеграции республики в мировую экономику, в альянс с Россией. У нас есть крепкие колхозы, успешные предприятия, но мы не можем развиваться автономно, мы — маленькая страна. Россию и Беларусь по-прежнему многое связывает, и не только кредиты. В Москве, например, живёт мой родственник родом из Бобруйска — герой ВОВ, лётчик Фёдор Архипенко. Мы им очень гордимся. И хотим, чтобы наши дети не забывали, что в годы той страшной войны мы были вместе: узбеки, белорусы, русские, казахи делили одну горбушку пополам, а сейчас… не можем поделить газовую трубу.

Судьба политика

Станислав Шушкевич. Председатель Верховного Совета РБ (1991-1994 гг.). Участник встречи в Беловежской Пуще с Б. Ельциным и Л. Кравчуком, где было принято решение о ликвидации СССР. Ныне пенсионер, выступает с докладами на конференциях ООН.

Читайте по теме:

Рождённая в СССР. Как живет Киргизия через 20 лет после развала Советского Союза

В поисках великой мечты. Что изменилось в Узбекистане за последние 20 лет

Что изменилось в бывших советских республиках: Молдавия сегодня

Что изменилось в бывших советских республиках: Литва первой провозгласила независимость



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.