РЭСПУБЛIКА — Новости Беларуси | Белорусские новости — № 138 (5301) — Суббота, 23 июля 2011


РЭСПУБЛIКА — Новости Беларуси | Белорусские новости — № 138 (5301) — Суббота, 23 июля 2011

Украинец не может получить белорусский паспорт из-за коллекции старинных автомобилей

Холодная сталь. Изящные изгибы и формы. Роскошный, просторный салон, обитый темно-красной тканью. Этот «опель» 1936 года выпуска привезли из-под Винницы. Когда-то, когда под Винницей была ставка Гитлера, он принадлежал немецкому офицеру. Сейчас за рулем — бывший донбасский шахтер, украинец с белорусскими корнями Николай Маханьков. Более двух лет назад он с женой и сыновьями переехал жить на родину, и, казалось бы, мог получить белорусский паспорт. Но обстоятельства пока против. В Донецке остались его «дети» — коллекция старинных автомобилей. Растаможка обойдется не менее пяти тысяч евро за каждый. Денег на это нет. Перевоз раритетов в нашу страну отложен на неопределенный срок. А значит, и получение белорусского гражданства тоже.

— Складывается вот такая ситуация: чтобы перевезти машины через границу, мне нужно снять их с учета в Донецке, а для этого обязателен украинский паспорт, — рассказывает по пути Николай Маханьков. — Я бы перегнал их сюда за месяц и официально стал белорусом, если бы не пошлины. «Опель» мы растаможили бесплатно, но за остальные нужно заплатить не менее 2,5 евро за кубический сантиметр, а это не менее 40 тысяч евро за все автомобили. Таких денег у нас нет. Но ведь возят же беспошлинно коллекции картин, икон, книг и так далее. Думаю, что и коллекция ретроавтомобилей могла бы стать достоянием и культурной ценностью Беларуси. Разве нет? Но пока же мы просто пережидаем время: возможно, через пару лет Украина войдет в Таможенный союз, тогда проблем с перемещением не будет.

Горделиво, не торопясь, мы въезжаем на «опеле» в деревню Старая Белица Сенненского района. Это родные места отца Николая Маханькова, и именно сюда из Донецка переехала его семья: он, жена и трое сыновей. Дядю Колю знает вся окрестная ребятня, а на его раритете катались почти все мальчишки в округе.

Всего же из восьми авто в коллекции семьи Маханьковых только три на ходу: «опель», «победа» и БМВ 1942 года выпуска. Реставрация каждого из них заняла у Николая Евгеньевича несколько лет. Причина такой неторопливости банальна: восстановление ретро — удовольствие не из дешевых. Зато за это время хозяин с машинами сроднился и называет их не иначе, как «мои дети».

— Помню, в 1996 году под Новый год он пригнал «опель», — вспоминает жена Николая Маханькова Елена. — Я посмотрела и ахнула: стоит один кузов на каком-то пеньке, ржавый, страшный. Ну что делать, собрали все сбережения и купили. Муж ведь по этим машинам с ума сходит. Еще был случай. Николай съездил на Чукотку, заработал денег, и мы перевели их в небольшой золотой слиток. Думали, детям на будущее. Прошло какое-то время, он, радостный, прибегает домой и кричит: «Лена, пойдем еще одну смотреть!» Это был БМВ, и хоть в плачевном состоянии, но все равно такой красивый, что взяли мы этот слиток и понесли обратно в банк. Правда, потом нам предлагали за эту машину в два раза больше, но мы всем говорим, что наши автомобили не продаются.

Николай Маханьков показывает документы на свои машины и их фото. Кроме БМВ и «опеля», в коллекции есть, например, ГАЗ-М-20. Эта «победа» — первая советская легковушка с несущим кузовом. Больше шестидесяти лет прошло, а на «молотовце» до сих пор сохранился атрибут модели: красная буква М, символизирующая зубцы стены Нижегородского кремля и парящую чайку.

Еще один раритет — правительственный лимузин ЗиМ, который когда-то наделал переполоху среди номенклатурных работников. Три ряда сидений, 7 метров в длину, в салоне — трехдиапазонный радиоприемник, часы с недельным заводом, электроприкуриватель, пепельницы. Говорят, когда в 1950 году эту машину представили руководителям СССР, от похвалы не удержался даже Сталин. Цена ЗИМа в то время была 40 тысяч рублей, и купить его мог позволить себе разве что Остап Бендер. Эта машина стала таким же символом 50-х годов прошлого столетия, как фильм «Кубанские казаки» и хрущевки. Сейчас ЗИМ — мечта партийного работника — ждет своего часа и своих хозяев в гараже в Донецке.

Следующие по списку два «запорожца» — ЗАЗ-965 и ЗАЗ-968 — и еще две «победы». Коллекционеры непременно положили бы на них глаз.

— Обиднее всего то, что пока только два автомобиля, «опель» и «победа», приведены в порядок, — разводит руками Николай Маханьков. — В остальные нужно вложить тысячи долларов. Но продавать их или бросать в Украине не вариант. Для меня это «дети», которые со мной вот уже двадцать лет. И теперь встает дилемма: с одной стороны — машины, с другой — белорусское гражданство. Мы уже осуществили свою многолетнюю мечту, переехали в Беларусь, и хотим все узаконить основательно. Но пока, увы, приходится довольствоваться всего лишь видом на жительство.

Николай Маханьков востребован даже с одним «опелем»: участвует в районных мероприятиях, конкурсах, ретро-пробегах. Катает детей, рассказывает им истории своих машин и надеется, что однажды в гараже деревни Старая Белица рядом с «опелем» будут стоять и остальные ретроавто. А у их хозяина в кармане будет лежать белорусский паспорт. 

Екатерина ШАТОХИНА, главный инспектор Управления организации таможенного контроля ГТК Беларуси:

— Действительно, если гражданин Украины едет в Беларусь на постоянное место жительства, при пересечении границы он может беспошлинно ввезти лишь один автомобиль, который находился в его собственности и был на него зарегистрирован не менее шести месяцев до момента переселения. За остальные придется заплатить. Закон одинаков для всех. Разбирать машины и перевозить их по частям — это не более выгодный вариант: за один кузов владелец обязан заплатить не менее 5 тысяч евро плюс НДС.

Этот случай с коллекцией старинных автомобилей нетипичен. Чаще всего к нам за консультацией обращаются люди, которые собираются перевезти через границу картины, иконы, кухонную утварь. Мы рекомендуем их владельцам обратиться в Министерство культуры, где специалисты должны подтвердить, что эти предметы являются культурной ценностью, а значит, ввозить их можно беспошлинно. Но едва ли такой вариант подойдет герою публикации, владельцу машин. Ведь в таком случае нужно учитывать один нюанс: его автомобили будут признаны культурной ценностью только в том случае, если не попадут в категорию «Транспортные средства». То есть фактически они должны быть чем-то вроде музейных экспонатов и к тому же старше 100 лет.

Компетентное мнение

Таисия КОПЫЛЬСКАЯ, начальник отдела искусствоведов-экспертов по перемещению культурных ценностей через таможенную границу Республики Беларусь Управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Беларуси:

— К нам в отдел обращаются граждане по вопросам легального ввоза и вывоза предметов, которые относятся к категории «Культурная ценность». Согласно действующим нормативным документам, эксперт должен увидеть саму вещь. Одной лишь ее фотографии недостаточно, чтобы дать заключение о статусе предмета, который, например, находится за границей. Поэтому, если гражданин другой страны хочет ввезти в Беларусь какую-то вещь, он должен представить нам документ, выданный соответствующим органом своей страны, где будет указано, что данный предмет действительно является культурной ценностью и его собственностью. В Украине, например, это можно сделать в Киеве, Львове, Одессе. И тогда у владельца не возникнет вопросов ни к таможенным органам, ни к налоговой инспекции.

Чаще всего к нам обращаются те, кто собирается вывезти из Беларуси музыкальные инструменты, иконы, старинные столовые приборы, картины, книги и так далее. Мы выясняем историю каждой вещи. Как-то, например, мужчина принес картины дедушки-художника, среди которых мы нашли шесть графических портретов участников Великой Отечественной. Причем все рисунки были именными. Мы убедили владельца не увозить их из Беларуси, а подарить музею Великой Отечественной войны. Что он и сделал.

Еще случай этого года. Стоял вопрос о вывозе из страны пианино, и оказалось, что когда-то на нем играл композитор, автор белорусской «Польки». Хозяин после наших доводов согласился продать его Музею истории театральной и музыкальной культуры.

На снимках: Богдан и Егор МАХАНЬКОВЫ на «победе»; Николай МАХАНЬКОВ и «опель» 1936 года выпуска; приз, завоеванный на одном из конкурсов.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.