Родом из чалдонов


Родом из чалдонов

Существует легенда: чалдоны — это первые ходоки-беженцы из-за Чалы и Дона. Спасаясь от крепостничества, двинули они за Урал в поисках лучшей доли. Так осваивались малозаселенные просторы Западной Сибири.

…История края шла своим чередом. В свое время при Советах Тюменский Север стал местом ссылки зажиточных крестьян. Ханты, ненцы, манси занимались скотоводством. Территория, можно сказать, ждала своего часа. И час настал. Открытие тюменскими геологами крупнейших месторождений нефти и газа разбудило край. Тюменская область была объявлена Всесоюзной комсомольской стройкой. Среди ее ударников оказалось много выходцев из чалдонов.

В общем строю нашлось место и сыну учителя из Катайска Сладковского района Виктору Бирюкову.

Его биография типична для многих детей войны. Отец погиб на фронте в первые дни Великой Отечественной. И осталось в семье Бирюковых пятеро ребятишек (так же, к слову, было и у меня).

Окончилась война. И — новая потеря. Умирает мать… Парень остается круглым сиротой. С 12 лет Виктор начинает трудиться в колхозе. Закончил семилетку и в 16 лет стал… учителем сельской школы, продолжая учебу заочно. На его плечи легла забота о младших.

Я знаю моего друга многие десятилетия. Вместе начинали в 1946 году учебу в Ишиме, в педучилище. Потом я работал учителем в Покровской НСШ (семилетке), был воспитателем в детском доме. А Виктор уже трудился первым секретарем райкома комсомола. Дружба наша продолжается всю жизнь…

Край нашего детства и ранней юности лесостепной — на границе с Казахстаном. Земли тяжелые, местность болотистая. Мы, комсомольцы, оказывали помощь колхозам, устраивали субботники, воскресники — на прополке полей, в уборке урожая. А вечерами — художественная самодеятельность. Район не зря занимал призовые места в Тюмени на смотрах.

В годы становления молодой семьи Виктора ему во всем помогала верная подруга — жена Нина Васильевна. Многое брала на себя. А ведь в семье прибавились свои дети. А она — молодая учительница, представьте ее нагрузку!

Два года проработал в райкоме Виктор, и вдруг его вызывают в Тюмень, в обком комсомола. Так он стал работником обкома. Для него это была новая школа. Секретарями обкома ВЛКСМ работали опытные вожаки молодежи: Виктор Хренов, Мария Шамрук, Тимофей Нахотин, Руфина Рогова, Василий Медведев….

После трех лет службы в армии Виктора направляют в Ханты-Мансийский округ. Здесь Бирюкова избирают секретарем окружкома ВЛКСМ. Его деятельность совпала с геологоразведочными работами, открытиями месторождений нефти и газа. Принимал активное участие и в развитии традиционных отраслей хозяйства округа, в создании комсомольско-молодежных бригад. Именно тогда Виктор встретился с молодым, энергичным геологом Фарманом Салмановым. Своим неуемным темпераментом «неистовый Фарман» заражал молодежь. Бирюков был дружен с Салмановым до конца его жизни.

В 1961 году Виктор по решению окружкома КПСС становится директором Сургутской средней школы (она готовила механизаторов широкого профиля и швей). Шефская помощь Салманова весьма пригодилась школе. Он помог оснастить школу оборудованием, построил учебный корпус, выделил трактор «С-100», два автомобиля «ГАЗ».

Способности молодого просвещенца, его умение вдумчиво, ответственно решать вопросы текущей жизни заметил первый секретарь райкома КПСС Виктор Бахилов. Уговорил молодого специалиста перейти на партийную работу.

А на сургутской земле разворачивались большие дела. В связи с открытием крупных месторождений нефти на базе рыбацкого поселка Усть-Балык вырастал город, названный Нефтеюганском. Сюда прибывали нефтяники, строители. Для координации работы был создан партком нефтепромыслов. Виктора Бирюкова утвердили заместителем секретаря, но в январе 1968 года Бирюкова избрали первым секретарем Березовского райкома КПСС. Перед этим Виктора Павловича вызвал к себе Борис Щербина, первый секретарь областного комитета КПСС. На все возражения Бирюкова: мол, не готов к столь ответственной должности — Щербина парировал:

— Готовых секретарей нет. Опыт приходит с работой. А задатки для этого у вас есть.

Виктор еще раз попытался: мол, пошаливает здоровье, давление прыгает…

Щербина помолчал, затем открыл один из ящиков стола, достал блюдце с клюквой:

— А ты думаешь (впервые перешел на «ты». — Авт. ), я от доброй жизни, что ли, клюю эту ягоду? За здоровьем надо следить, заниматься спортом. Как ты на это смотришь?

Как он мог на это смотреть?

— Вот и прекрасно, — подытожил Щербина. — Надо завтра вылетать в Березово. К нам прибывает председатель Совмина Косыгин. Вечером в большом зале обкома состоится его встреча с партактивом области… И еще… Должен предупредить. Твой предшественник в Березово снят с работы. Чрезмерно увлекся спиртным. Спиртное — болезнь людей, слабых духом. Одним словом, надо наводить там порядок. Березовцы начинают добычу углеводородного сырья. Сегодня они занимают первое место по объему производимой продукции. Ответственность на тебя ложится немалая….

Виктор Бирюков вспоминает: первое, что бросалось в глаза, — очень уж убого выглядел сам райцентр. Здание райкома располагалось в бывшем купеческом доме. Улицы грунтовые. В некоторых местах выступают вечномерзлотные линзы. Почти полгода райцентр утопает во тьме: улицы не освещены. Телеграфные столбы, как пьяные, кланяются то в одну, то в другую стороны. В разгар лета перед зданием райкома гусеничный трактор провалился по самую кабину…

Уныло смотрелся рыбокомбинат: реконструкция затянулась. Оборудование старое, допотопное, с преобладанием ручного труда. Но были в райцентре и свои плюсы. И магазины, и само здание райрыболовпотребсоюза выделялись своей ухоженностью (руководил им А.Мальцев).

Будучи в Тюмени, Бирюков зашел ко второму секретарю Александру Протазанову. Александр Константинович тут же пообещал: больше Березовский комбинат в черном теле держать не позволит. Сказал:

— В августе приезжает министр рыбной промышленности. Мы с ним непременно побываем в Березово. Думаю, будут приняты все необходимые меры. А что касается проблем обустройства райцентра… Мы все здесь виноваты. Газопромысловое управление надо было посадить в Березово. Мы упустили время. Мингазпром пробил в правительстве решение о создании управления газовиков в Игриме.

Вернувшись в Березово, секретарь райкома раздумывал… Выход, может, не совсем законный, но в духе времени, был найден.

Бирюков собрал партактив Игрима во главе с начальником Игримгаза Н.Кушнеревым. Все заходят в кабинет секретаря, как говорят, «на наряде» — в отглаженных костюмчиках, при галстуке, но почти все в резиновых сапогах. Выждав, когда все займут места, Бирюков обратился к Кушнереву:

— Николай Спиридонович, что же вы так? На бюро райкома — и в резиновых сапогах?!

— Так у вас в Березове без резиновых сапог и не пройдешь…

— Не пройдешь? А почему это «у вас»? У нас, Николай Спиридонович! Мы с вами довели Березово до такого состояния!

— Ну а что же нам делать? — продолжал Кушнерев.

— Как что? Давайте думать. Вот вы вводите Игримское месторождение. Какая дорога запланирована?

— С твердым покрытием.

— А какой грунт на месторождении?

— Да место высокое, песок.

— Вот и давайте проложим на месторождение профилированную грунтовую дорогу. А в местах, где она послабее, плиты положим…

— Виктор Павлович, да меня же за это из партии исключат! И с работы снимут.

— Из партии, допустим, исключать не будем, — отвечает секретарь райкома. — И с работы снять не дадим. Если для людей будете дело делать…

В течение лета и начале осени две центральные улицы (одна из них до самого аэропорта) были отсыпаны грунтом, уложены плитами, вдоль дорог поставили телеграфные опоры, установили линии электропередачи с люминесцентными светильниками. К годовщине Октябрьской революции дали свет.

На освещенные улицы народ высыпал как на праздник! Старики ханты, прогуливаясь по улицам, поговаривали: «Светит, однако, как луна, а видно все, как днем, однако…»

Начались и другие преобразования. При поддержке райкома и настойчивой энергии командира объединенного авиаотряда М.Шаповалова взлетная полоса была уложена металлическими плитами. Качественные изменения пришли и в сельские хозяйства. Особенно это было заметно в оленеводческих совхозах «Саранпаульский» и «Казымский» (директорами тогда были С.Семяшкин и М.Вокуев).

Конечно же, определяющую роль в экономике района занимала добыча газа (ее в центре газодобытчиков, в Игриме, возглавлял старейший работник газовой промышленности Николай Спиридонович Кушнерев). В ударной работе ему помогали ближайшие помощники — главный инженер Ю.Топчев, заместитель А.Литвинов, главный геолог Г.Заклецкий, заместитель по строительству Э.Бегляров. Партком управления возглавлял В.Фатихов. Основной костяк руководителей Игримгаза был укомплектован крепкими специалистами. Они привнесли в работу немало творчества, новинок, смелых решений — и в структуру, и в методы управления. Примером тому может служить поселок Светлый.

Морозным февральским днем на вертолетной площадке Бирюкова встретил начальник КМСМУ-1 (комсомольско-молодежного строительно-монтажного управления) Анатолий Мандриченко и заведующий промыслом Иван Никоненко — молодые рослые парни с борцовскими торсами.

Гости и хозяева шли по тропе, протоптанной в глубоком снегу меж стройных сосен. Выходят на лесную поляну. Перед ними, словно по линейке, выстроились вагончики. На некоторых размашистым почерком: «Осторожно, психи!», «Предбанник», «Чертова кухня»…

— Что за фокусы? — изумился секретарь.

— Зайдем к «психам», там и узнаете, — невозмутимо отвечал Мандриченко.

Оказывается: «психи» — всего-то вагончик. В нем размещается начальство, сам Мандриченко и его замы. «Предбанник» — отдел кадров, «Чертова кухня»— бухгалтерия. Заходят к «психам». С шумом открывается дверь, врывается юноша в телогрейке нараспашку, энергично здоровается, представляется: «Виктор Резянкин, комиссар управления». «Даже комиссар?» — удивился Бирюков. — «А как же! Берем все лучшее от комсомола ранних лет. Комиссар — он же секретарь парторганизации».

В кабинете под стеклом — макет строящегося поселка. Треугольный овал бетонки, опоясывающий жилой массив вблизи живописного озера. В остром углу треугольника — будущий клуб и спортзал. Рядом — стадион с трибунами, несколько десятков жилых домов, школа, детский сад.

— Мы строим жилой поселок по типу Академгородка под Новосибирском, — продолжал Мандриченко. — Строим. И сохраняем природу, деревья. Думаем о тех, кто здесь будет жить. Им не придется задыхаться от пыли…

— Чем занимается молодежь в свободное время?

— У нас все играют, все танцуют и поют, — широко улыбается комиссар. — Правда, клуба еще нет, но нас выручает «комарик». Вы сейчас его увидите…

— Идем по тропе,— рассказывает Виктор Бирюков. — За леском слышим звуки стройки, визг пилорамы. Перед нами возникает здание, точнее — огромный шалаш. При входе в шалаш — «комар»! Это сваренное из толстой проволоки насекомое. Так вот о каком «комарике» мне говорили!.. Заходим, перед нами приличных размеров помещение. Слева — раздевалка, справа — аккуратно расставленные столы. Впереди подобие сцены, пианино.

— Это и есть наш «комарик», — поясняет Виктор Резяпкин. — Здесь мы кормим людей. По вечерам, если идет концерт, обеденный зал трансформируется в зрительный. Или танцевальный, если устраиваем вечер молодежи. Сегодня вечер посвящается конкурсу частушек. Оставайтесь, не пожалеете!..

И Бирюков остался. Тем более назавтра ожидался прилет гостей. В Светлом появится Щербина. С ним — первый секретарь ЦК ВЛКСМ Тяжельников, космонавт Волынов, первый секретарь обкома комсомола Шмаль и несколько известных артистов во главе с композитором Яном Френкелем.

…Мой друг с удовольствием вспоминает о работе в Березове. Память его сохранила сотни имен и фамилий. Они и сегодня остаются рядом с ним. Большие дела молодых лет не забываются. Энергию тратили всю. Не удивительно, что однажды он заболел: работал на износ. На «скорой» был доставлен в Тюмень.

А после больницы и санатория получил новое ответственное поручение. Коллектив Главтюменнефтегаза избрал его секретарем партийного комитета.

Тогда Борис Евдокимович Щербина поздравил его с выздоровлением и кратко обрисовал предстоящую работу:

— Это будет крупный главк страны по добыче нефти и газа. Задача вновь созданного парткома — обеспечить слаженную работу всего коллектива и контроль за выполнением решений партии и правительства. Коллектив в главке сложный, ты догадываешься. Специалисты подбираются на уровне министерских. Некоторые с излишним самомнением.

К трудностям он, как всегда, был готов. Но еще не знал, что за все будет награжден встречей с уникальным человеком, настоящей легендой — Виктором Муравленко.

— Я знал, — признается Бирюков, — что Виктор Иванович — много повидавший на своем веку руководитель. Прямо скажем: человек легендарный. Делами всей жизни заслужил звание Героя Социалистического Труда, лауреат Государственной премии. Награжден двумя орденами Ленина. Мне довелось убедиться в его главном качестве — человечности.

Виктор Иванович поинтересовался, какая у Бирюкова семья. Как со здоровьем… Затем обрисовал задачи, стоящие перед главком. Подчеркнул: к концу пятилетки предстоит увеличить добычу нефти в четыре раза. И в 1975 году выйти на уровень 125 миллионов тонн. Цель очень высокая, но она достижима. Задача аппарата — четкость, слаженность в работе всех звеньев. И главное — при достижении исторических рубежей не забывать о человеке! Помогать ему, наказывать тех, кто пренебрегает его проблемами.

— У нас было правило, — подчеркивает секретарь парткома. — Никто не должен находиться вне общественного контроля. В главке не было случаев злоупотребления властью. Жили дружной семьей. Все знали, какую зарплату и иные доходы получает коллега по работе. Особо важные вопросы деятельности главка выносились на обсуждение общих собраний.

Виктор Бирюков вспоминает: «С первых дней работы у нас с Виктором Ивановичем сложились деловые, принципиальные и в то же время доверительные отношения. Я мог войти к нему без доклада с каким-либо неотложным вопросом. Мы нередко делились самым сокровенным. Например, через обком я выписал на главк «Атлас» — международный вестник иностранной информации. Иногда приносил подбор телетайпных сообщений для служебного пользования. В обкоме же приобретал некоторые книги, допустим, Солженицына: «В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ». Или работы Збигнева Бжезинского… Виктор Иванович читал эти книги с огромным интересом. Наши беседы становились все более откровенными. Коснулись и прогрессирующего восхваления генсека Л.И.Брежнева.

— Добром такое не кончится, — говорил Муравленко. — Ну зачем ему эти звезды, маршальское звание в мирное время? Неужели он не понимает: в народе неумеренные восхваления оборачиваются против, делают идею ложной. Анекдоты ходят — противно слушать… Или возьмите Политбюро. Превратили его в дом старчества. Представляю: тяжело в этих условиях Косыгину! Ему же не дают развернуться…

— Муравленко, — говорит Виктор Бирюков, — очень уважал Алексея Николаевича. Видел в Косыгине порядочного человека, хорошо разбирающегося в экономике страны, способного вывести ее из надвигающегося кризиса.

Главтюменнефтегаз в те годы находился на вершине славы. Свою лепту внес и партком главка.

В декабре 1973 года промыслы Главтюменнефтегаза по суточной добыче вышли на первое место в стране. Через год примерно суточная добыча достигла 370 тысяч тонн (рубеж, намеченный к концу 1975 года!). На предприятиях главка трудились 200 комсомольско-молодежных бригад. Общая работа на единую цель была оценена как большая победа нефтяников в создании топливно-энергетической базы страны.

Далекая теперь история говорит о непреложном факте: в суровых условиях тюменские нефтяники совершили подвиг. Вдумаемся в цифры. 1078 рабочих, инженерно-технических работников были награждены орденами и медалями. 10 нефтяников — буровые мастера Исянгулов, Петров, Ягофаров, Леванов, Калинчук, Левин, Сергеев, Сливин, бригадир вышкомонтажников Вагапов, начальник УБР Филимонов были отмечены званием Героя Социалистического Труда. Лауреатами Государственной премии стали Муравленко, Сафиуллин, Гришин, Крист, среди них Воевода, Коломацкий, Исянгулов, Реквиашвили, Сабирзянов, Калинчук, Хлюпин. Ленинской премии удостоены Аржанов, Фаин, Московцев. Виктор Муравленко награжден третьим орденом Ленина.

…Но вот начались расчеты добычи нефти на новую пятилетку. Нефтяники дали свои предложения по приросту нефти (исходя из разведанных запасов), но эти цифры не удовлетворили областное руководство, особенно министерство. В ноябре 1975 года в докладе на собрании партийного актива области прозвучали слова, что некоторые работники Главтюменнефтегаза, «их сподвижники и вдохновители», считают: Тюменская область не имеет возможности довести добычу нефти в 1980 году до 300 миллионов тонн, а за пределами 10-й пятилетки дальнейшее развитие нефтедобычи надо прекращать. Сторонников этой позиции назвали «предельщиками».

Виктор Муравленко болезненно переживал эту критику, считая ее необоснованной. Начались расчеты-перерасчеты в сторону значительного увеличения добычи. Муравленко был вызван в Москву. «Разговор тогда принял острую форму», — вспоминает Бирюков.

Виктор Иванович Муравленко доехал до гостиницы «Москва» и там скончался. Случилось это 15 июня 1977 года.

Прощались с Виктором Ивановичем в зале Дома техники нефтяников. Проводить его в последний путь приехали все его любимые «братцы». Так он называл буровиков. Герои Социалистического Труда, руководители объединений, предприятий, промыслов, старые друзья-нефтяники из Куйбышева, Башкирии, Татарии, других нефтяных районов страны. На похороны прилетел председатель Госплана Николай Байбаков.

Виктор Бирюков еще год проработал после похорон Муравленко. Сам заболел. Затем по приглашению Ф.К.Салманова перешел в его ведомство. Здесь проработал до пенсии. Но «на пенсии» пробыл полгода. Без работы жить не мог. Добром вспоминают его деятельность в городском совете ветеранов. Отсюда окончательно ушел на пенсию. Решил: пора. Трудовой стаж — 56 лет…

Он с огромным уважением относился к тем, кто жил и работал рядом. Наверное, поэтому им издано пять документальных книг. О том, какой ценой шла борьба за большую нефть.

Позади большая дорога, достойная уважения. Виктор Бирюков награжден орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», многими медалями, в числе которых — «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За освоение и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири»! Он член Союза российских писателей.

Живи долго на радость семьи, друзей, внуков, мой старый друг.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.