Школа автомобилестроения в России осталась прежней. «Автовести» с Сергеем Асланяном


Школа автомобилестроения в России осталась прежней. «Автовести» с Сергеем Асланяном

Конструкторская школа автомобилестроения в нашей стране не подразумевала прорывов и открытий. В институте немного отставшие от жизни профессора учили студентов канонам вчерашнего дня, производство расставляло жесткие рамки технологии, мысль гасилась в конструкторском бюро об изучение аналогов. Наше автомобилестроение – это постоянное заимствование чужих идей с адаптацией под возможности производства. В инженерных кругах существовал термин «обойти патент», то есть украсть так, чтоб потом не предъявляли претензий. Обыватель по этому поводу все время недоумевал: сделали, как у иностранцев, а не работает… Да потому и не работает, что обойти патент без потерь не получалось.

АвтоВАЗ перед тем, как продаться иностранцам, долго созидал «Проект С», он же ВАЗ-2116, придумывая с нуля будущую машину страны. И для этого изучал заграничных конкурентов, постигая их устройство, после чего и не думал изобретать свое, рвануть вперед, обогнать весь мир. Вместо этого «Проект С» старательно копировал чужое, чтоб сделать его своим. В коллективе было несколько человек, знавших, что это тупик. Что вечное повторение никогда не даст шанса на успех. Пожизненная работа на «тройку» не дает отличников. Но эти несколько инженеров не играют на ВАЗе никакой роли. Мало ли кто тут у нас умный! Есть начальство, ему видней. Наповторявшись вдоволь, скопировав все, что смогли, собрав воедино, в итоге получили никому не нужную (кроме завода) машину, устаревшую в момент рождения. Ее запуск в производство – отставание на десятилетие, то есть минимум на один виток развития мирового автопрома.

Но «Проект С» закрыли не потому, что все поумнели. Просто завод начали готовить к продаже, к переходу на выпуск румынской «Дачии Логан» и патентованному копированию вчерашнего, зарубежного, устаревшего. А для этого ни свое КБ, ни свои разработки не нужны.

Сейчас АвтоВАЗ постепенно уплывает к французам, переставая быть обломком ФИАТа 40-летней давности и становясь филиалом «Рено» с не менее устаревшими машинами на конвейере. Один из начальников завода (бывший Главный конструктор ВАЗа Евгений Шмелев) по этому поводу написал челобитную Путину, сожалея, что завод, за всю жизнь сделавший только одну приличную машину («Ниву» ВАЗ 2121) теперь утратит возможность тайком копировать, повторять, «обходить патент», то есть выдавать прозябание за серьезную работу. В челобитной это расставание с имитацией деятельности было красиво названо «утрата компетенции». Как ни странно, чрезвычайно полезная утрата. Хорошо, что Путин на письмо не ответил. Померла, так померла.

Но зато осталась прежняя школа автомобилестроения – изучаем чужое и выдаем за свое, берем вчерашнее и назначаем его будущим. Школа заимствования остается. Тотальная беспомощность родного автопрома – как раз одно из прямых последствий. Мы десятилетия стоим в тупике и до сих пор не знаем, что делать, зато рассказываем о блестящих перспективах, рисуем очередную стратегию развития автопрома и сообщаем прессе о том, как из старого румынского сделаем новое российское.

«Автовести» с Сергеем Асланяном на радио «Вести ФМ «

Школа автомобилестроения в России осталась прежней. «Автовести» с Сергеем Асланяном

Конструкторская школа автомобилестроения в нашей стране не подразумевала прорывов и открытий. В институте немного отставшие от жизни профессора учили студентов канонам вчерашнего дня, производство расставляло жесткие рамки технологии, мысль гасилась в конструкторском бюро об изучение аналогов.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.