Так начиналась ГРЭС


Так начиналась ГРЭС

Исполнилось 45 лет, как Государственная комиссия окончательно определила площадку под строительство ГРЭС в Сургуте для обеспечения электрической энергией Западной Сибири и Урала.

Полвека назад открытие нефтяных и газовых месторождений в северных районах Западной Сибири следовали одно за другим. Страна нуждалась не только в горючем и топливе для собственного потребления, нужна была валюта. Выход был только один – это немедленное освоение нефтяных и газовых залежей.

Поэтому на освоение месторождений были брошены лучшие людские кадры, новейшая техника, огромные материальные и финансовые ресурсы.

В августе 1964 года государственная комиссия под председательством президента Сибирского отделения АН СССР академика Лаврентьева в качестве базовых поселений определила будущие города: Сургут, Нефтеюганск и Нижневартовск. Определялись места для новых аэро- и речпортов, трасс железных и автодорог, газо- и нефтепроводов, ЛЭП.

В СМИ и на многочисленных, почти постоянно действующих совещаниях Министерство энергетики и электрификации СССР регулярно критиковалось за то, что оно еще не подключилось к решению вопроса кардинального электроснабжения Западной Сибири.

Без такого электроснабжения о серьезном освоении месторождений не могло быть и речи.

Минэнерго СССР утвердило схему энергоснабжения нефтегазовых районов, спешно выполненную институтом «Уралэлектросетьпроект», согласно которой на первом этапе, с вводом в 1968 году, строится ЛЭП 500 кВ «Рефтинская ГРЭС – Тюмень» и ЛЭП 220 кВ «Тюмень – Сургут» с последующим перспективным переводом ее на напряжение 500 кВ. А под «прикрытием» этих ЛЭП должна была строиться крупная ГРЭС, которая именовалась «Новой». Ее проектирование было поручено опытнейшему коллективу Уральского отделения проектного института «Теплоэлектропроект», а главным инженером проекта этого сложнейшего объекта был назначен автор этих строк.

Мне тогда только что исполнилось 32 года, и можно сказать, что с того осеннего дня 1964 года для меня и моей семьи окончилась нормальная, спокойная жизнь.

Начались бесконечные служебные поездки, в которых в общей сложности по делам ГРЭС я наездил и налетал расстояние, почти равное трем расстояниям от Земли до Луны и обратно. И я об этом не жалею.

Крупные ГРЭС – это сложнейшие и дорогостоящие объекты, малейшая ошибка или неточность в принятии инженерно-технического решения по ним могла привести к крупным экономическим потерям. Поэтому их проектирование – дело трудоемкое и ответственное.

Чтобы выбрать место для строительства ГРЭС, приходилось по крупицам собирать, изучать и систематизировать быстро изменяющиеся данные по уже открытым, а также предполагаемым месторождениям нефти и газа, по перспективам развития новых населенных пунктов. Надо учитывать удобство и целесообразность места проживания будущих строителей и эксплуатационников ГРЭС, вопросы доставки сотен тысяч тонн строительных грузов.

Неоценимую помощь нам оказывали Тюменское геологическое управление (Ю. Г. Эрвье), объединение Главтюменнефтегаз (В. И. Муравленко), первые секретари Тюменского обкома КПСС А. К. Протазанов и Б. Е. Щербина, министр нефтедобывающей промышленности СССР Н. К. Байбаков. И во время выбора места под ГРЭС, и во время проектирования со всеми этими организациями и лицами был установлен тесный деловой контакт.

Поисками места для новой ГРЭС была охвачена огромная территория Западной Сибири.

Это полосы шириной до 100 километров вдоль Оби и Иртыша.

После детальных исследований оказалось, что лидером являлась площадка на Марьиной горе в Сургуте. Площадка была обследована комиссией, после чего место было утверждено в Минэнерго и согласовано в Совете министров СССР.

По существующей традиции название ГРЭС давал главный инженер проекта. Я назвал ее «Сургутской», это название утвердили в Москве, и с этим именем она получила мировую известность.

После составления проекта ГРЭС в 1968 году, по совету, высказанному председателем Совмина СССР А. Н. Косыгиным на одном из совещаний, я с женой Ниной Николаевной и пятилетней дочкой Таней переехал на постоянное жительство в Сургут, чтобы организовать реализацию своего проекта на месте.

Строительство ГРЭС велось ударными темпами, и уже в 1972 году первый энергоблок дал промышленный ток, что позволило резко нарастить добычу нефти. 13 января 1973 года Косыгин лично проинспектировал объект. С вводом последующих блоков критика в адрес Минэнерго СССР прекратилась, а избыточная электроэнергия потекла на Урал.

Жизнь подтвердила правильность размещения ГРЭС в Сургуте. Позже к ГРЭС-1 мощностью 3 500 тыс. кВ примкнула ГРЭС-2 мощностью 4 800 тыс. кВ.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.