ВПК и гражданский сектор в СССР


ВПК и гражданский сектор в СССР

Есть такой тезис — в СССР военные разработки, В ОТЛИЧИЕ ОТ, не шли в гражданский сектор. Это такой заговор, заклинание, составная часть всего антисоветского мифа. Или точнее такой мем, в терминах эволюциониста Р. Докинза. Это как бы просто фраза на их языке. Они никакого смысла не имеет, это такой язык психопатов-террористов, замкнутое подмножество человеческого языка, не допускающее рациональных рассуждений и вопросов, как Вавилон-17 у Семюэла Дилени. Язык, специально созданный для уничтожения страны.

Вся — подчеркиваю — ВСЯ номенклатутра советских мелкосхем, все параметрические ряды были ПОЛНОСТЬЮ переделаны в начале 70-х, причем исключительно под процессор системы управления С-300. Точнее говоря, задача была триединая:

— чтобы пересмотреть и унифицировать параметрические ряды так, чтобы они были по силам электронной промышленности и покрывали диапазон дико растущего спроса промышленности.

Историю эту вы в электрическом виде не найдете, почему-то никто пока не отсканил — книга Шокина — сына советского министра электронной промышленности «Министр невероятной промышленности СССР». Кстати — план для электронной промышленности в СССР представлял собой просто проинтегрированный за год спрос — было такое понятие «заявка».

Советская электронная отрасль была сверхэффективной, а созданная ею элементная база — 3-я или 4-я в мире. КТ-315 экспортировался в десятки стран, и ТОЖЕ, кстати, был разработан под военные нужды. Но тут уместно еще и еще раз поговорить о другом. Вопрос так и не выросших из детскосадовского возраста антисовков — либерастов «почему же наши транзисторы \ микросхемы были такие большие и ненадежные», равно как «почему же американцы, а не СССР создали компьютеры» или «почем же в СССР такие плохие автомобили» — это вопрос, почему у слона больше, чем у волка. Потому что, сколько волка не корми, а у слона все равно больше.

Никто из дегенератов, задающих эти вопросы, даже на секунду не поддается рефлексии: в самом деле, почему именно американские, а не какие — то другие компьютеры. Ответ-то уже есть, в самой постановке вопроса: именно америкаенские и только американские. Никто в 20 веке не смог справиться с американцами в компьютерной конкуренции. А пытались-то все — не только СССР, Европа и Япония тоже, но этого как-то «не вспоминают».

Все человеческие ответы — простые. Просто чтобы их понять, надо говорить на человеческом языке. На человеческом языке, в СССР были очень неплохие транзисторы, компьютеры и автомобили. Спрашивать надо — отчего же американские оказались настолько более совершенны? Подчеркиваю — именно такова человеческая поставка вопроса. А ублюдки, которые сами ничего толкового и никогда не сделали, спрашивают как раз в либерастической редакции. Поэтому у них и нет главного, что отличает человека от свиньи — уважения чужого труда.

При минимальном изучении истории техники говорить приходится только том, что на Западе и в первую очередь в США, в 20 веке были затрачены колоссальные усилия для создания всех указанных видов технологий. И весь этот процесс был оплачен колоссальными расходами ресурсов. Лишний раз стоит подчеркнуть, что все автомобили мире тоже в широком смысле американские. Все ведущие национальные автопромы в мире были созданы при совершенно гигантском участии американских технологий и американских финансов. Немецкий — накануне второй мировой (80% германского авторынка в 1938 г — Дж. Моторс и Форд). Японский — после второй мировой, точнее — после корейской. И советский автопром (ГАЗ) создавался на основе американских технологий, но обороты того короткого взаимодействия в начале 30-х несопоставимы, на порядки меньше.

Простой пример. Все советские заказы индустриализации — 1-2 млрд долл (Российский историк Василий Галин, «Политэкономия войны. Заговор Европы»). Только за 20-е инвестиции преимущественно американских капиталов в Германию — порядка 20-30 млрд долл (Н. Нарочницкая, в сборнике «Партитура второй мировой»). Америка нажилась на второй мировой, тогда как СССР потерял треть национального богатства.

Америка к середине 20 века производила половину мировой промышленной продукции. Причем абсолютное и неоспоримое лидерство Америки в мировой экономике было очевидно уже перед первой мировой, когда Америка выпускала 30-35% мировой продукции. Америка профинансировала всю первую мировую и тоже нажилась на ней.

Какие такие заделы достались СССР от царской России, чтобы требовать от СССР сравнимых с США компьютеров и автомобилей?

Машиностроение в 1913 г в 15-20 раз меньше американского. Там, где развитый мир шел совместными усилиями, с огромными взаимными передачами технологий, СССР все разрабатывал сам от царской телеги, в условиях изоляции. Япония получила американских технологий на суммы от 0,5 до 1 трл долл, только за 20 лет (1960 — 1980), практически даром (Scientific American, 12-1989). Америка, производя половину мировой продукции в 1950-м, просто стала печатать доллары. Обечпеченные американским производством, но «не совсем», паньмаш. Процентов на 5-10 — не обеспеченные. Вот на эти 5-10%, да по всему миру, да с мира по нитке, США и профинансировали ВЕСЬ научно — технический прогресс.

Точнее, профинансировал дотированный на какие то те же 5-10% правительством спрос американских граждан. А эти 5-10% оплачивал весь мир. Что в итоге и сформировало к 2000-м долг в размере 8 трл долл (Л. Каплан, «Сталин. Человек, который спас капитализм», хотя называют и другие оценки, 14 трл, до 50 трлн).

А мы все разработки оплачивали из своих ресурсов. В чем, однако, наш счет к антисовкам. В том, что своим нытьем они создали такую Россию, которая не умеет делать НИЧЕГО. Конкурентоспособность либеРашки — на уровне Уругвая. СССР много чего не умел делать, но ой-ой-ой сколько умел. Вторая роботостроительная держава в мире после Японии в 1990 г: Япония — 350 тыс СССР — 100 тыс ГДР — 90 тыс ЕЭС (весь) — 80 тыс США — 4,5 тыс (установлено на производстве).

Советские 100 тыс роботов высвобождали 1 млн человек на производстве. Все это на отстающей элементной базе, но на самых передовых конструкционных и архитектурных решениях. В конце 80-х в СССР выпускали роботов в т.ч. совместно с Нокиа, причем манипулятор был финский, а самая наукоемкая часть — СУ — советская, в Минске делали.

А в 90-х — 0-вых РФ построила в Иране Бушерскую АЭС, с самой передовой цифровой АСУ. Все это — советская школа, советские наработки. Вопрос в том, что какие бы проблемы не стояли с научно-техническим прогрессом в СССР, модель, принесенная антисовками, не может вообще ничего. Это такой у нас счет к антсоветскому говну.

Но отдавать-то им нечем — они только русские углеводы могут экспортировать, и это тоже проблема. Их проблема. Ничего кроме лагеря, судя по всему, им не остается.

От редакции: Действительно, современная Эрэфия не может практически ничего из того, что уже было освоено и пущено в серию Советским союзом 20-30 лет назад. Чего стоят только заявления российских военных о том, что переход на баллистические ракеты нового поколения провалился и придется воспроизводить производство устаревшей ракеты «Воевода»- только в условиях РФ разработчик требует на римейк в 2 раза больше времени, чем потребовалось КБ Бабакина на разработку с нуля, а уж про деньги и говорить нечего. Ракета, наверно, золотая получится.

Про «летающую кастрюльку» под названием истребитель нового поколения без двигателя, вооружения и авионики; про подводные лодки, поступающие на вооружение без ракет; про позорище с «Булавой» и ГЛОНАССом даже говорить не хочется. Как и про многолетнюю реконструкцию советского авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» по оплаченному Индией заказу.

Однако дури и долболобства хватает не только у нас. Представим себе агентство передовых разработок при Министерстве обороны США, DARPA. Мы уже голос сорвали, говоря про то, что в РФ тоже надо иметь что-то подобное — особенно настойчиво это повторяет Максим Калашников. Но у руководства страны в данном случае случается избирательная глухота. Хотя что такое DARPA он уже выучили, знают.

Вот, например, вполне кремлевский «Взгляд» описывает конкурс, который провело DARPA по разработке автомобиля для эвакуации раненых с поля боя. И приводит картинки, видимо, в пример творческой мысли и столь же творческой фантазии.

Смотрю — и понять не могу. Это что? Крутые тачки для крутых пацанов или транспортер переднего края? Если прикинуть функционал, то на такой машине эвакуироваемому раненому надо, наверно, заехать на дискотеку и снять себе пару классных телок, не иначе. А зачем еще транспортеру переднего края такие агрессивные формы, дутые бампера, элегантные фары? И зачем ему такая высокая посадка? Не иначе, чтобы легче было попадать в него из РПГ…

Но самое интересное, что подобное техническое задание уже было поставлено в СССР аж в начале 50-х годов! Война в Корее (1949-1953), на которую Советский Союз поставлял военную технику, показала нехватку в составе вооруженных сил легкого вездехода для транспортировки раненых, подвоза боеприпасов и т.п.

ГАЗ-69 имел слишком большие габариты, был неповоротлив, а на изрытом воронками поле часто садился на мосты. Необходимо было создать легкий плавающий вездеход с высокой подвеской, пригодный для перевозки раненых, желательно способный к десантированию с самолетов. Разработкой нового вездехода занялась специальная группа в НАМИ под руководством Б. М. Фиттермана. В 1958 году был изготовлен первый прототип, получивший название НАМИ-049.

В общем, чтобы не интриговать читателя — это был прототип «ушастого» «Запорожца» и его более внедорожной версии ЛуАЗ-967. Тех самых, которые и сегодня можно встретить у пожилых дачников, а в советское время бывших точно самыми доступными и, наверно, самыми массовыми.

Не круто? Конечно, нет. А какая крутизна может быть у машины, которая должна быть как можно менее заметной? И какие ей нужны навороты, если в условиях настоящей войны жить ей 2-3 недели (хотя советские конструкторы закладывали запас в 2 месяца)?

Да, у советских машин, вышедших из «шинели» военных прототипов, был не слишком большой ресурс — зачем было тратить деньги на машину, судьба которой сгореть за 2 месяца? Этой машине не нужна высокая скорость — ее ей просто негде развивать, а вот проходимость, неприхотливость и ремонтопригодность были жизненно необходимы. Ей можно было управлять лежа, ее не нужно были никак переоборудовать для преодоления водной преграды — заехал в воду и движешься на счет вращения колес со скоростью 2 километра в час. Не комфортно? А живой!

Зато американцы на дорогущих «Хаммерах» и британцы на столь же дорогущих «Ягуарах» с ресурсом двигателей в миллион километров точно не рассчитывали на настоящую войну с массовыми потерями. Потому что никакая экономика таких массовых потерь не выдержит. Кстати, в Корее они ездили на дешевеньких машинках, из реплик которых и создался позже южнокорейский автопром.

Уже тогда рассчитывали на колониальную войну с небольшими потерями, с дистанционным ведением воздушных операций и приятной жизнью личного состава? Видимо, так. Потому что война с равным противником ведется на дешевой технике с ее массовым воспроизводством.

Но, видимо, вероятный противник уже тогда рассчитал, что наши научно-технические возможности сведутся к убожеству РФ. И войну можно будет вести на машинах, больше пригодных для поездок на дискотеку.



При копировании или цитировании материалов с сайта vnedorozhniki-ussr.ru активная индексируемая ссылка желательна.